Стратегия и сталкинг. Карлос Кастанеда

Карлос Кастанеда и его наследие

Валерий Чугреев. Искусство стратегии и сталкинга. Карлос Кастанеда

Полезные книги > Поймите меня правильно


Поймите меня правильно

КОМАНДОВАТЬ ПАРАДОМ БУДУ Я!

Не так уж редко случается, что социальная группа (семья, рабочий коллектив или общество в целом) лишается жизненной силы, энергии перед лицом некой злой силы и становится послушной игрушкой в ее руках. Зло, как известно, может принимать самые разные обличья: от войн, эпидемий и экологических катастроф до прелестных форм и прельстительных речей. И вот уже поведение одних напоминает движение фигур на шахматной доске, подчиненное абсолютному логическому порядку и начисто оторванное от реальной жизни.

Соблюдение установленных правил становится самоцелью. Другие, объединившись в политические партии или религиозные общины, ради достижения вечного блаженства в будущем несут смерть и разорение ныне живущим. Третьи, начисто забыв о здравом смысле и о полученном в XX веке высшем образовании, поклоняются новой сумасбродной "теории" так же, как их далекие предки - каменным идолам. Четвертые, придавленные грузом неблагоприятных обстоятельств, отступили, сдались, "приспособились": разводят руками - что тут поделаешь? - и ждут своего конца.

Чтобы переломить ход событий, заставить всех этих людей пристально посмотреть вокруг, вспомнить о здравом смысле, необходим человек, похожий на Рэнд-ла Макмерфи, героя известного романа Кена Кизи "Над кукушкиным гнездом". Нужен Реалист.

Перебравшись из тюрьмы в психушку, Макмерфи быстро смекнул, что и здесь, как везде, надо все брать в свои руки, если хочешь хорошо жить на этом свете. Первым делом - определить соотношение сил и постараться захватить лидерство. И Макмерфи делает это так, как сделал бы в любом другом месте: "Ребята, кажись, вы не такие уж сумасшедшие... Кто тут называет себя самым сумасшедшим? Кто у вас главный псих? Кто картами заведует? Я здесь первый день, поэтому хочу сразу понравиться нужному человеку - если докажет мне, что он нужный человек. Так кто здесь пахан-дурак?"*

Естественно, что роль "главного психа" быстро переходит к Макмерфи (благодаря богатому жизненному опыту, умению моментально ориентироваться в ситуации и проникать в суть происходящего). После первого же сеанса групповой психотерапии Рэндл Макмерфи окончательно понял их цель: удерживать пациентов в мире подавленных желаний, фантастических, диких, порочных, и поэтому глубоко запрятанных в бессознательном каждого человека. Регулярные сеансы терапии вынуждали пациентов вытаскивать эти желания на поверхность и сознавать их, поддерживая тем самым постоянное ощущение собственной ненормальности. Ему удалось точно определить и "главного злодея", заправляющего в клинике всей этой мерзостью,- старшую сестру мисс Гнусен.

Нет, конечно, Рэндл Макмерфи не изучал психоанализ в университете. Однако он точно понял суть ситуации и не менее точно ее описал. Как и все Реалисты, Макмерфи привык называть вещи своими именами, используя доступную каждому лексику. Именно так он и пытается раскрыть глаза своим "сопалатникам" на их реальное положение, споря с "интеллигентом" Хардингом - его предшественником на посту "главного психа": "Нет, браток, сестра ваша - яйцерезка она. Я их тысячу видел, старых и молодых, мужиков и баб. И на улице видел, и в домах - эти люди хотят сделать тебя слабым, чтобы держался в рамочках, выполнял ихние правила, жил, как они велят. А как это лучше сделать, как тебя скрутить, как стреножить? А так: ударить, где всего больнее. Тебе в драке не давали коленом? Вырубаешься начисто, а? Хуже нет. Сил ни капли не остается. Если против тебя такой, который хочет победить, но не тем, чтобы самому быть сильнее, а тем, чтобы тебя слабее сделать, тогда следи за его коленом, будет бить по больному месту. Вот и старая стервятница тем же занимается: бьет по больному".

Макмерфи не собирается покорно, как остальные, сносить "удары" мисс Гнусен. Он объявляет ей войну, бросая одновременно своим собратьям по несчастью вызов, чтобы расшевелить их: "Мол, вы, ребята, как хотите, но я не такой дурак, чтобы добровольно подставлять самое больное место". Действуя энергично, смело, с большой выдумкой и юмором, иногда нагло, он начинает понемногу обретать сторонников. Его энергия и упорство как бы передаются окружающим. Конечно, Макмерфи рискует: его попытки что-то сделать для этих людей могут быть ими же и отвергнуты, а сам он - предан. Отчасти он изведал и то, и другое. Но не отступил, не сдался, и пациенты стали "оживать", снова сознавать себя людьми с собственными реалистичными желаниями и интересами, правами и обязанностями. А затем и вести себя соответственно - как все нормальные люди.

* Кизи К. Над кукушкиным гнездом: Роман/Пер. с англ. В. Голы-шева. М.: Радуга, 1989.

С ситуациями, подобными описанной в романе Кена Кизи, в обычной жизни люди сталкиваются гораздо чаще, чем пациенты в сумасшедших домах всего мира. Для Реалистов - это "звездные часы", возможность проявить свои лучшие стороны и завоевать признание. Никто другой, при прочих равных условиях, не может сравниться с ними по способности пробуждать людей от спячки, заставить их смотреть в лицо реальности, придавать силы для борьбы и служить катализатором процесса изменения ситуации в направлении желаемой конкретной цели.

Другой тип ситуаций, благоприятных для проявления "реалистического" подхода, характеризуется необходимостью принятия конкретных практических решений "здесь и сейчас". Когда завтра (или даже через минуту) будет уже поздно.

Известный американский бизнесмен Харри Роузен вспоминает один занятный "реалистический" эпизод из своего богатейшего делового опыта.

Однажды Роузену удалось на выгодных условиях приобрести земельный участок под строительство многоквартирных домов в Луисвилле, штат Кентукки. Все складывалось великолепно. Как-то раз, когда Роузен сидел в кабинете, просматривая предложения на поставку стройматериалов, к нему вошел крупный толстый мужчина, который вел себя наигранно свободно, весело и беспрестанно похохатывал. Он заявил, что берется поставить весь требуемый для строительства бетон, но когда речь зашла о цене, назвал непомерно высокую, явно за пределами разумной. На отказ Роузена купить бетон по этой цене толстяк засмеялся и сказал, что все равно придется купить бетон у него, заплатив столько, сколько он требовал; потом рассказал об одном строящемся здании, которое за неделю до этого взлетело на воздух, и ушел.

Роузен не был новичком в бизнесе и о рэкете знал достаточно. Его положение, однако, осложнялось тем, что он затеял новое дело в новом месте, где у него практически не было связей. И он решил действовать самостоятельно, будучи уверенным, что рэкетиры просто хотят заработать "легкие деньги". Неприятности им ни к чему. Они берут свое со слабых.

Когда толстяк явился к нему во второй раз, Роузен уже принял решение, и между ними состоялся очень короткий разговор. Вот как его передает сам Роузен:

- Ну, что, ты готов подписать контракт на бетон? - спросил толстяк с явной ухмылкой.

- А ты подготовил контракт с ценой, которую я готов заплатить?

- Э, нет. Та цена, которую называл тебе я, не изменилась.

- Тогда, - сказал я, - знаешь, что тебе лучше сделать, когда ты появишься в этой двери следующий раз?

- Что? - спросил толстяк.

- Взгляни в угол у меня за спиной. Там стоит заряженный дробовик, и если мне удастся дотянуться до него раньше, чем ты вылетишь из этой двери, я разнесу тебе башку.*

Больше Роузен этого толстяка не видел.

* Роузен Харри У. Стань миллионером: Американский путь... Пер. с англ. М.: Экономика, 1992, с. 58.

Не следует воспринимать данный фрагмент как инструкцию по борьбе с рэкетом. Мораль, как говорится, в другом: полное самообладание, твердость духа, абсолютная убежденность в собственной правоте и есть те качества, которые позволяют Реалистам принимать острые решения в кризисных ситуациях, наподобие только что описанной. Конечно, кризис кризису рознь. Реалист-отец может столь же остро поставить проблему выбора перед сыном или дочерью, попавшими в затруднительное положение. И не только поставить проблему, но и помочь практически реализовать одобряемое им решение. Точно так же Реалистка-жена способна принять крутое конкретное решение в отношении провинившегося мужа. Кстати, о женщинах. Поскольку пешения и поступки Реалистов часто выглядят в глазах других людей довольно смелыми, их ассоциируют с типично "мужским" поведением, что абсолютно неверно. Надеемся, что следующая подлинная история из коллекции А.Харрисона и Р.Брэмсона* убедит вас в этом.

* Harrison A.F., Bramson R.M. The art of thinking... P. 152.

Молодая женщина по имени Марго решила провести отпуск со своими друзьями в Африке. В один из погожих дней компания вышла на маленьком рыболовном суденышке в океан. В трех милях от берега неожиданно отказал мотор, а затем, по непонятным причинам, баркас начал быстро тонуть. Прежде чем они поняли, что происходит, Марго, три ее друга и африканец-лодочник оказались в воде. Рядом плавали обломки мачты и несколько деревянных палубных решеток. У всех были спасательные жилеты, однако до берега было довольно далеко. И тут один из мужчин признался, что не умеет плавать.

Командование на себя взяла Марго. Приказ № 1: каждому взяться за обломок мачты или деревянную решетку и, используя их как поплавки, медленно плыть к берегу, работая только ногами. Приказ № 2: не умеющему плавать взяться вместе с ней за один кусок мачты; ногами работать тихо, не взбивая воду.

Благодаря самообладанию и четким командам Марго вся пятерка медленно и спокойно, без малейшей паники, начала движение к желанному берегу. Когда не умеющий плавать мужчина стал изо всех сил неуклюже бить по воде ногами, стремясь хоть чем-то помочь "слабой женщине", Марго твердо приказала ему прекратить и просто держаться за мачту.

Через два часа они благополучно добрались до берега, обессилевшие, но счастливые. Мужчина, который весь путь "проплыл" рядом с Марго, спросил, почему она требовала, чтобы они плыли медленно и бесшумно, не плескаясь и не вспенивая воду.

Марго устало ответила, что, во-первых, ей, как хорошей пловчихе, было понятно, что три мили - это длинная дистанция; значит, чтобы ее преодолеть, следовало беречь силы и разумно распределить их на весь путь. Во-вторых, океан полон акул и привлекать их к себе лишним шумом вовсе ни к чему. А объяснить все это в воде было тем более ни к чему, добавила Марго. Причин для беспокойства и страха хватало и без подобных пояснений.

История Марго служит типичным примером проявления одной из сильных сторон реалистического стиля, безотносительно к полу: когда дела складываются плохо и есть необходимость в твердых практических решениях, Реалисты явно выделяются среди прочих умением резко повернуть ход событий в благоприятном направлении. В известных обстоятельствах мы не можем себе позволить заниматься скрупулезным анализом, спекулятивными построениями, экспериментированием или координацией всех возможных точек зрения на проблему. Тут-то и нужен Реалист. К сожалению, кризисных ситуаций данного типа неисчислимо больше, чем Реалистов. Выход - в освоении стратегий реалистического стиля людьми иного склада. Если у вас есть желание стать "реалистичнее", вам придется сделать решительно и твердо.

ПЯТЬ ШАГОВ К ПОЧЕТНОМУ ЗВАНИЮ "РЕАЛИСТ"

Учитесь мыслить конкретно

Несмотря на попытку Гегеля еще в 1807 году в статье "Кто мыслит абстрактно?" лишить "абстрактное мышление" тех незаслуженных почестей, которые ему обычно воздаются, репутация этой формы познания, похоже, ничуть не пострадала. И сейчас многие уверены в том, что абстрактное мышление "выше" конкретного и мыслить абстрактно значительно труднее, чем конкретно. А ведь Гегель приводил в качестве примера "абстрактного мыслителя" рыночную торговку. Может быть, он имел в виду какую-то сверхсложную философскую аллегорию, недоступную уму простых смертных? Да нет, это один из самых понятных текстов Гегеля, в чем вы можете убедиться по следующему фрагменту:

"Эй, старуха, ты торгуешь тухлыми яйцами! - говорит покупатель торговке. - Что? - кричит та. - Мои яйца тухлые?! Сама ты тухлая! Ты мне смеешь говорить такое про мой товар! Ты! Да не твоего ли отца вши в канаве заели, не твоя ли мать с французами крутила, не твоя ли бабка сдохла в богадельне! Ишь целую простыню на платок извела! Знаем, небось, откуда все эти тряпки да шляпки! Если бы не офицеры, не щеголять тебе в нарядах! Порядочные-то за своим домом следят, а таким - самое место в каталажке! Дырки бы на чулках заштопала!" - Короче говоря, она и крупицы доброго в обидчице не замечает. Она мыслит абстрактно и все - от шляпки до чулок, с головы до пят, вкупе с папашей и остальной родней - подводит исключительно под то преступление, что та нашла ее яйца тухлыми. Все окрашивается в ее голове в цвет этих яиц, тогда как те офицеры, которых она упоминала,- если они, конечно, и впрямь имеют сюда какое-нибудь отношение, что весьма сомнительно, - наверняка заметили в этой женщине совсем иные детали.*

* Гегель. Работы разных лет. В 2-х т. T.I. M.: Мысль, 1972, с. 393.

Гегелю прекрасно удалась характеристика "абстрактного мышления" как плоского, однобокого, оторванного (лат. abstractio - отвлечение) от конкретной реальности. Диалектика беспощадна, ибо даже у Реалистов она вскрывает позывы к "абстрактной мысли" (помните стратегию "упрощение" и ее издержки?) Однако нас здесь интересуют позитивные качества реалистического стиля, в первую очередь - умение мыслить конкретно, которого особенно недостает верным Идеалистам и увлекающимся Синтезаторам.

Есть прелестное выражение - в принципе. Часто ли вы говорите себе и другим, что "в принципе это возможно" или "в принципе это выглядит так"? А как насчет технологии, реализации? Склонны ли вы думать о ней в ходе принятия "принципиальных" решений? Если нет, то самое время сделать для себя правилом проверку оригинальных и красивых идей, планов и проектов на оселке конкретизации. Почаще вспоминайте тот вывод, который сделал Норберт Винер в книге "Кибернетика и общество", анализируя фантастическую идею телепортации человека: идея передачи человека по телеграфу в принципе осуществима, но технические трудности, возникающие при ее реализации, носят принципиально непреодолимый характер, по крайней мере в настоящее время.

Для Идеалиста, например, план - это проект будущего, всегда незавершенный и не полностью готовый к применению. С такой точки зрения он и не должен быть связан с немедленной реализацией. Это, так сказать, - "документ навырост", а его реалистичность заключена в существовании самого плана. Однако планы составляются для того, чтобы действовать; поэтому рано или поздно вопрос выбора окончательного конкретного варианта встает перед всеми, и раньше других перед Реалистом. Для него план имеет значение только в том случае, когда он может быть выполнен, а планирование неразрывно связано с определением средств, коими можно реализовать все пункты плана. Что ж, попробуйте составить ваш следующий план в реалистичной манере. Пусть он получится не столь впечатляющим, как обычно, зато наверняка будет выполнимым.

Старайтесь развивать навыки конкретного мышления при малейшей возможности (даже там, где, казалось бы, и думать-то не над чем). Вам пришлась по душе, например, оригинальная кухонная мойка для посуды. Импортная, вроде бы удобная, да и цена в пределах ваших возможностей. Чего тут думать? Тем не менее, прежде чем выложить деньги, задайте себе несколько конкретных вопросов. Подойдет ли она по габаритам на место старой без переделки? Если нет, то во сколько обойдется дополнительная работа? Удастся ли без проблем соединить этот гипнотизирующий блеском никеля и цветного стекла смеситель с трубами? Если нет, то сколько будет стоить работа по согласованию диаметров труб и нарезке резьбы? Впишется ли новая мойка в интерьер вашей кухни? Что вы сможете предпринять, если она будет выделяться, как бельмо на глазу? Что вы собираетесь делать с вашей старой мойкой? От чего вам придется отказаться в ближайшее время, если вы потратитесь на покупку новой мойки? И т.д. Поверьте, что подобные простые вопросы многих уберегли от разочарования и фрустрации и позволили сэкономить массу денег и времени (при условии, конечно, честных ответов).

И еще вопрос - о вопросах. Надеемся, что вы помните одну из реалистических стратегий, названную нами "Что? Где? Когда и как? Зачем и почему?" Вероятно, большинству из вас известен и русский перевод стихотворения Киплинга, две строчки которого выглядят так: "Есть у меня шестерка слуг... Зовут их: Как и Почему, Кто, Что, Когда и Где". Теперь всем понятно, откуда мы позаимствовали название стратегии. Тогда почему мы исключили вопрос "Кто?", не ради же рифмы? Очевидно, что Реалисты задают его не реже других, но лишь при известных обстоятельствах. Подумайте, когда им не терпится получить на него ответ, а когда ответ им известен заранее и обсуждению не подлежит? После того, что вы узнали о Реалистах, для вас не составит труда решить эту простенькую задачку на конкретизацию.

Учитесь оценивать ресурсы

Для знакомства со специальными методами анализа и оценки ресурсов мы отсылаем вас к соответствующей литературе. Выбирайте в соответствии с родом ваших занятий и проблем...

В простейших же случаях никакого особого метода и не требуется. Берете лист бумаги, делите его на две части вертикальной линией. Слева выписываете то, что вам требуется для решения конкретной задачи: деньги, время, информация, помощники и т.д. Справа указываете то, чем располагаете на данный момент. Весьма желательно, чтобы ваши потребности и наличные ресурсы были оценены как можно точнее. Затем можно приступать к анализу, который конечно будет зависеть от сложности решаемой задачи. При обнаружении дефицита ресурсов определенного типа стоит рассмотреть возможности их замещения ресурсами другого типа. Иначе говоря, попытаться составить нечто вроде тождества вида "10000 руб. ~ 2 друзьям". Однако, будьте чрезвычайно осторожны, производя подобные замещения. И вообще - стремитесь к объективности в оценке ресурсов.

Техническую сторону инвентаризации ресурсов освоить довольно просто. Труднее сделать анализ и оценку ресурсов привычной заботой. Но самое трудное - сохранить объективность, быть честным и непокладистым в понимании ситуации.

Кое-кто из нас склонен "делить шкуру неубитого медведя". Кому-то кажется, что в его распоряжении весь мир, поскольку везде у него друзья, много друзей. Кто-то уверен, что его великолепную идею должны поддержать все, кроме разве круглых идиотов. А кому-то, по его мнению, на этот раз просто должно повезти, так как давно уже не везло. Вот только "друзья" в нужный момент оказываются далеко, а рядом, как назло, сплошной стеной стоят непонимающие вас "идиоты". И, естественно, - "не везет"! Чтобы "повезло" в инвентаризации ресурсов, нужно быть скорее пессимистом (что и делает настоящий Реалист), чем оптимистом. Или, по крайней мере, рассматривать два варианта - наилучший и наихудший. В некоторых случаях, используя их как артиллерийскую "вилку", можно попытаться найти более взвешенное решение.

Учитесь выделять главное

Когда вы рассказываете о чем-то важном (с вашей точки зрения), часто ли вас прерывают и просят быть ближе к делу? Охватывает ли вас ужас и растерянность, когда за пять (десять, тридцать) минут вам необходимо изложить сложный вопрос перед непрофессиональной (или высокопоставленной) аудиторией? Часто ли вы не укладываетесь в регламент, выступая на собрании, совете, конференции? Испытываете ли вы затруднения, втискивая материалы вашего исследования в рамки (всегда такие узкие) научной статьи? Трудно ли вам составить аннотацию или резюме вашей (или чужой) работы? Редко ли вас выбирают в редакционную комиссию по подготовке проекта решения собрания?

Если хотя бы на какие-то из этих вопросов вы ответили "да", это упражнение вам просто необходимо.

Перво-наперво, нужно преодолеть неверную установку, будто чем более подробно, детально и контекстно сообщение, тем оно ценнее и понятнее. Кроме особых случаев, это чаще всего не так. Возьмем, к примеру, статистическую аналогию. Вряд ли кто будет спорить с тем, что два числа - математическое ожидание и дисперсия - могут с успехом заменить несколько сотен или тысяч многозначных чисел, вооружив нас достаточной информацией для принятия решения. Конечно, заменяя многое немногим, мы теряем какую-то часть информации, но когда такая замена совершается с соблюдением "правил игры", потери несущественны. Да и кто сказал, будто информацию можно передавать вовсе без потерь? Вечный двигатель пока не изобретен. Кому не совсем понятна наша аналогия, пусть вспомнят тютчевское "мысль изреченная есть ложь". Возможно, свидетельство Поэта охладит пыл тех, кто верит в силу бесконечных пояснений, уточнений и дополнений.

Для тренировки навыков выделения в проблеме главного (и соответственно отбрасывания всего второстепенного) у вас масса возможностей.

Найдите старый научный отчет или статью и задайтесь целью вдвое сократить объем, не исказив содержание. Попробуйте проделать то же с вашей новой продукцией. Это будет труднее. Не получится наполовину, сократите на треть, на четверть или, в крайнем случае, на одну восьмую, но дальше не отступайте. Возьмите за правило просматривать всю вашу письменную продукцию с целью сокращения объема.

Придумайте для себя игру, например, "три предложения". Читая газету или журнал, пытайтесь передать содержание любой статьи тремя простыми предложениями. Можно с успехом рассказывать в такой форме о прочитанном своим близким и друзьям, а вопросы, которые (они зададут), покажут вам, насколько вы преуспели в этом упражнении.

Учитесь писать резюме и аннотации своих и чужих произведений. Можно воспользоваться специальными методическими пособиями; их вы найдете в библиотеке, но, к сожалению, среди них нет таких, которые хотелось бы особо рекомендовать вам. Придется учиться на собственном опыте.

Дайте обет никогда не нарушать регламент, где бы вам ни пришлось выступать. Скорее всего, вы согрешите, и не раз. Тщательно анализируйте каждый такой грех и (чтобы избежать его повторения) наказывайте себя в ощутимой, прогрессирующей манере, - это лучше, чем дожидаться наказания от других.

Если у вас есть возможность заниматься тренингом в паре с человеком, страдающим тем же "пороком", можно выкроить часть досуга под следующую забаву.

Выберите интересующую обоих тему для обсуждения. Содержание не имеет значения, важно одно - тема должна быть конкретной (новая программа правительства, события в одной из "горячих точек", новый фильм известного режиссера и т.д.). Вы начинаете раскрывать выбранную тему в привычном для вас стиле, не жалея времени. Ваш партнер внимательно слушает, засекая время вашего монолога с помощью секундомера, Затем он пересказывает вам содержание услышанного, но уже в два раза быстрее, а вы осуществляете контроль по секундомеру. Не прерывайте партнера если он превысит регламент, но как только он закончит - сообшите ему результат. Затем - ваша очередь изложить свой рассказ, уложившись в половину времени партнера, и т.д. Если вам обоим удается каждый раз сокращать время наполовину, двух-трех циклов достаточно, и можно, перейдя к новой теме, начать все сначала. В результате вы, возможно, искренне удивитесь, насколько легче понять друг друга без большинства тех слов, о которых вы привыкли думать как о совершенно необходимых. А дальше?

Учитесь писать просто и кратко

Образец выше перед вами.

Учитесь возвращать(ся) к реальности

Как вам известно, Реалисты - непревзойденные мастера возвращать к реальности других. Вот типичный пример.

Однажды к бизнесмену, которому в Вашингтоне принадлежало несколько домов, обратился молодой выпускник колледжа.

- Я хотел бы работать у вас, - сказал молодой человек. - У меня ученая степень по управлению частным бизнесом, и я закончил колледж с лучшими оценками в своей группе.

- Прекрасно. А что бы вы хотели делать для меня? Молодой человек гордо напыжился:

- Я хотел бы получать двадцать пять тысяч долларов в год. Я смогу решить все ваши проблемы.

Бизнесмен подумал немного и кивнул:

- Конечно, человек, который решит все мои проблемы, стоит двадцати пяти тысяч долларов.

- С какой же проблемы мне начать? - улыбаясь, спросил молодой человек.

- Где взять эти двадцать пять тысяч долларов? - не колеблясь ни минуты ответил бизнесмен.*

* Роузен Харри У. Стань миллионером: Американский путь : Пер. с англ. М.: Экономика, 1992, с. 47-48.

Возможно, Аналитикам и Идеалистам не удастся освоить подобную манеру возвращения других на грешную землю. Да и не в манере главное. Человеку можно ведь просто сказать: "Давайте посмотрим себе под ноги" или "Что мы можем сделать здесь и сейчас, чтобы решить нашу проблему?" А что важно - так это выработать у себя иммунитет к "реалистическим" колкостям, перестать обижаться. Лучше всего рассмеяться в ответ, поблагодарить за "отрезвление" и продолжить конструктивный разговор, если в нем есть еще необходимость (другими словами, если у вас есть что предложить Реалисту).

Еще важнее научиться возвращаться к реальности самим, без посторонней помощи. Реалистам-то это ни к чему, они и так твердо стоят на земле, а вот остальные...

Мы вовсе не собираемся лишать Синтезаторов, Аналитиков и Идеалистов любимых занятий. Фантазируйте, создавайте умозрительные теории и утопические планы, наслаждайтесь абсолютной точностью логического анализа и коллапсом парадоксов. Когда вы утолите (хотя бы отчасти) свои страсти и почувствуете благородную усталость - самое время приступить к упражнению. Задайте себе в отношении того, чем только что увлеченно занимались, один простой вопрос: "Какое практическое применение можно этому найти?" Причем здесь и сейчас, а не в XXI веке. Ваши "ответы - предложения" должны быть как можно более конкретными (понимай: осуществимыми). Проверьте их на каком-нибудь знакомом Реалисте, компетентном в данном вопросе. Если они его не удовлетворят, продолжайте упорно работать над поиском практических приложений. В случае успеха - вы не пожалеете о потраченном времени. В случае неудачи - станете чуточку реалистичнее. Вы ведь хотели этого!

Предлагая вам подобное упражнение, мы не покушаемся на самодостаточность фундаментальной науки (и чистого искусства). Однако и "небожителям" приходится, как свидетельствует история наук и искусств, спускаться на "грешную землю" и принимать участие в мирских заботах. "Небо" и "земля" - понятия соотносительные, одно без другого просто не существует. Поэтому вопрос о практическом применении можно считать универсальной задачей для тренировки навыков реалистического мышления. Дело за вами.

* * *

В заключение хотелось бы, еще раз используя лингвистическую метафору, сказать несколько слов о практической пользе предлагаемых упражнений. О том, как расширение стратегического арсенала может сказаться на вашей жизни.

Все зависит от того, насколько упорно вы станете работать над освоением стратегий новых для вас стилей мышления. Если вы познакомились с заинтересовавшими вас упражнениями, пару раз попробовали их выполнить и по каким-то причинам прекратили ваше "стилистическое" образование, результаты будут скромными. Вероятно, вы сумеете отличить Аналитика от Синтезатора в типичных ситуациях и, может быть, даже достичь с ними взаимопонимания по простейшим вопросам. Однако вряд ли стоит рассчитывать, что вам удастся в спонтанно возникающих ситуациях свободно применять адекватные мыслительные стратегии "неродного" стиля. Неизбежны ошибки,- такие же, как при попытках говорить на иностранном языке на начальном этапе обучения. Они могут быть забавными, как в случае с английским языком, когда (изменив случайно долготу гласного звука) студент вместо скучного нейтрального слова произносит грубое ругательство. Но они могут стать серьезными, когда человек "сворачивает" обучение и начинает вести себя хак полиглот ("полистилист"), явно переоценивая свои скромные знания и умения. Правда, даже поверхностное знакомство с различными стилями изнутри - лучше абсолютного неведения...

Если же вы серьезно взялись за интеллектуальное саморазвитие, вас ожидает трудный и долгий путь и исключительно полезные приобретения. Продолжая аналогию с изучением языков, есть все основания утверждать, что выучивший в совершенстве хотя бы один иностранный язык никогда не станет упрекать себя, будто зря потратил силы и время и ничего не приобрел. "Билингв" (не говоря уже о полиглоте) более свободен, чем человек, говорящий на одном языке. Свободен в мыслях, решениях и поступках, свободен от национальных, расовых, религиозных и идеологических предрассудков. В общем, владение несколькими языками сближает человека с другими, прежде чужими ему людьми (иногда даже врагами), но не размывая, а наоборот, подчеркивая его индивидуальность.

Ожидающие вас в результате освоения новых стилей мышления награды сильно напоминают только что описанные преимущества "многоязыких" перед "одно-языкими". Конечно, вам придется потрудиться, проявить волю, упорство, терпение и смелость. Лишь с практикой исчезает неуверенность, скованность, неестественность. Это справедливо в отношении формирования любых навыков: летчику необходимо налетать определенное количество часов, чтобы обрести квалификацию, водителю - наездить, и т.д. Вот и вам нужно будет в реальных ситуациях "намыслить" в несвойственном вам стиле некое количество часов, чтобы его освоить. После чего вы вправе ожидать, что

  • станете значительно лучше понимать "инакомыслящих" и легче находить с ними общий язык. Вам станут понятны их подходы к проблемам, мотивы и ход рассуждений. Вам проще будет отыскивать действенные контраргументы в случаях принципиального несогласия, сохраняя эмоциональное равновесие;

  • станете несравненно точнее и полнее осознавать собственный, основной стиль мышления, глубже понимать его достоинства (и недостатки) в сравнении с другими (освоенными вами) стилями;

  • сумеете лучше управлять работой вашего интеллекта, повысите гибкость и скорость реагирования, точность выбора стратегий сообразно ситуациям из гораздо более широкого спектра, чем раньше.

Не так уж и мало, не правда ли? Если добавить, что эти изменения не могут не отразиться - положительно, конечно,- на ваших взаимоотношениях с людьми и профессиональных достижениях, то, пожалуй, стоит попробовать.

А нам лишь останется пожелать всем, ступившим на трудный, но увлекательный путь самопознания и саморазвития,

УДАЧИ!

ПОЙМИТЕ НАС ПРАВИЛЬНО (вместо послесловия)

Настало время хотя бы кратко объяснить тем, кого это интересует, теоретические истоки и основы предлагаемого здесь подхода к диагностике и развитию стилей мышления. Характер книги и ограниченные рамки послесловия определяют цель - разъяснить авторскую позицию, избегая анализа или, того хуже, научных дискуссий. Ведь основные наши читатели - не специалисты - психологи, а люди разных профессий, заинтересованные в получении практической помощи от психологов в решении своих деловых и житейских проблем. Большинство, вероятно, имеет высшее или среднее специальное образование, что позволяет нам надеяться на две вещи. Во-первых, что от нас не ждут "жареных новостей" с научной психологической "кухни". Во-вторых, что уровень наших читателей дает нам возможность использовать достаточно строгий язык, без бесконечных лирических отступлений по поводу значения того или иного термина.

В понятии "стиль мышления" (или "интеллектуальный стиль") нашел выражение тривиальный факт: люди думают по-разному об одном и том же. Индивидуальные различия в мышлении оказались настолько разноплановыми, зависящими от такого большого числа факторов, что привести их к общему знаменателю не удалось до сих пор, несмотря на почти вековую историю их экспериментального изучения. Естественно, появилось несколько десятков подходов и теорий познавательных, или когнитивных (в том числе интеллектуальных) стилей, а их создатели и сторонники получили прекрасную возможность вести бесконечный научный спор на страницах журналов и на многочисленных конференциях и симпозиумах.

И мы тоже принадлежим к определенной научной "семье". Но не эта "принадлежность" повлияла на выбор концепции стилей мышления, представленной в данной книге (хотя на реализации концепции в тексте принадлежность эта несомненно сказалась).

Поскольку мы хотели написать руководство по диагностике, самопознанию и саморазвитию для "непосвященных" (в духе распространенной за рубежом серии "Помоги себе сам"), нам пришлось ориентироваться прежде всего на практические соображения в поисках подходящей теории стилей.

Во-первых, нам сразу же пришлось отказаться от суперсовременных подходов к изучению познавательных стилей, не получивших достаточной экспериментальной проверки и широкого использования в работе практиков. Таким образом, область поиска сужается до психологического классицизма и неоклассицизма.

Во-вторых, предпочтение отдавалось тем концепциям, понимание которых не требовало бы от наших читателей специальных психологических знаний. По этой причине, например, в стороне остались психоаналитические теории стилей, хотя отдельные результаты, полученные в рамках психоанализа и неопсихоанализа*, мы просто не могли обойти вниманием в разработке и интерпретации стилей мышления, описанных в этой книге.

* Юнг К.Г. Психологические типы/ Пер. с англ. Е.И.Рузера. М.: Алфавит, 1992; Myers I.B. Gifts differing. Palo Alto CA: Consulting Psychologists Press, 1980; Myers I.В., Mc Caulley M.N. Manual: A guide to the development and use the Mycrs-Briggs type indicator. Palo Alto CA: Consulting Psychologists Press, 1985; Fromm E. Man for himself: An "nqulry into the Psychology of Ethiss. N.-Y.: Fawcett Premier, 1988 (5th ed.) и др.

В-третьих, искомая концепция должна носить прикладной, практический характер, быть легко применимой для анализа индивидуальной и групповой деятельности в разнообразных ситуациях. Поэтому нас интересовали подходы, в которых стили мышления трактуются как единство внутренних (интеллектуальных, эмоциональных, волевых, мотивационных) и внешних (поведенческих) характеристик. Понимаемые таким образом стили представляют собой более крупные единицы ("молекулы") человеческой деятельности, нежели традиционные "когнитивные стили" ("атомы") - индивидуально своеобразные способы интеллектуальной переработки информации о своем окружении. Они ближе примыкают к типам личности, чем к индивидуальным особенностям мышления. В отличие от "когнитивных стилей", которые выявляются только с помощью лабораторных методик и строгих тестовых процедур (образно говоря, с помощью психологического "микроскопа"), более крупные стили мышления доступны для наблюдения и самонаблюдения "невооруженным глазом", хотя и обязательно "обученным". Поэтому дополнительным критерием для выбора подходящей нам концепции стилей мышления стало требование разработки на ее основе простого и широко апробированного инструмента для выявления и оценки соответствующих стилей (опросника, схемы наблюдения и т.п.).

В результате мы оказались, если несколько упростить ситуацию, перед "выбором из трех". Остается объяснить мотивы наших предпочтений.

В качестве первого претендента на роль базовой теории для книги такого рода, как наша, могла бы быть названа концепция латерального мышления, своими корнями уходящая в учение о функциональной асимметрии мозга*. Как установлено, в основном в результате клинических нейрофизиологических исследований, полушария мозга человека выполняют разные функции. Левое контролирует правую сторону тела и несет ответственность за анализ, произвольное планомерное восприятие, счет, речевые функции, логическое, понятийное мышление. В целом, левое полушарие можно назвать "рациональным". Правое полушарие контролирует левую сторону тела и отвечает за целостное образное восприятие, невербальную коммуникацию и понимание интонационной стороны речи, интуитивное, ассоциативное мышление и др. Поэтому, в противоположность левому, правое полушарие называют иногда "иррациональным", без какого-либо оттенка мистики, единственно с целью подчеркнуть особые принципы переработки информации ("образно-эмоциональную" логику). Следует лишь добавить, что "рациональность" левого полушария достигается только благодаря "иррациональности" правого, и наоборот. Иначе говоря - нормальная психическая жизнь и, в частности, мышление обеспечивается непрерывным взаимодействием и парной работой обоих полушарий мозга.

* Спрингер С, Дейч Г. Левый мозг, правый мозг: Пер. с англ. М., Мир, 1983; Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А. функциональные асимметрии человека. М.: Медицина. 1981 /2-е изд.. 1988/; Сергеев Б.Ф. Ум хорошо... М.: Мол. гвардия, 1984; Грановская P.M., Березная И.Я. Интуиция и искусственный интеллект. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та. 1991; Жариков Е.С., Золотое Л.Б. Как приблизить час открытий, Кишинев: Штиинца, 1990, с. 144-149.

Соответственно были выделены два типа (или стиля) мышления: "левополушарное" и "правополушарное" (иногда выделяют третий - промежуточный). Концепция получила весьма широкое признание и распространение. В ее рамках разработаны десятки методик диагностики "право-левополушарности" мышления и еще больше систем упражнений, в основном, для развития "правополушарного" мышления, поскольку именно этот тип считается "униженным и оскорбленным" в западной культуре. Концепция латерального мышления носит ярко выраженный прикладной характер (различные виды обучения, профориентация и профподбор, научное творчество и искусство).

Тем не менее мы, по ряду соображений, вынуждены отказаться от использования этой концепции в качестве теоретической базы.

Чем больше приложений находит концепция латерального мышления в различных сферах человеческой деятельности, тем заметнее становится ее отрыв от исходной физиологической основы и превращение в феноменологию мышления. Причины понятны, так как оценить доминантность одного из полушарий, лежащую в основе предпочтения одного из типов латерального мышления, можно лишь в хорошо оснащенной физиологической лаборатории (которых, как вы понимаете, не так много). Да и не каждый захочет подвергать себя "каким-то там опытам". Дело зашло так далеко, что в качестве прямой основы "право-левополушарности" мышления рассматривается специфика культуры (Восток - Запад, искусство - наука и др.).

Малое количество категорий - два или, в лучшем случае, три типа мышления - оказывается труднопреодолимым препятствием на пути качественного описания интеллектуального многообразия человека в рамках концепции латерального мышления.

Наконец, о право - левополушарном мышлении опубликовано немало книг и статей, в том числе и на русском языке (что, бесспорно, является позитивным фактом). И поскольку нам неизвестны (на данный момент) какие-то принципиально новые достижения в области исследования функциональной асимметрии мозга человека, мы сочли нецелесообразным умножать число книг по этой теме еще на одну, описывая по-иному то, что уже успели сделать квалифицированно, доступно и занимательно другие.

Вторая концепция, которой можно было бы воспользоваться для наших целей, принадлежит современному американскому психологу Роберту Стернбергу, широко известному благодаря оригинальной "триархической теории интеллекта"* и обширным исследованиям повседневного, практического мышления.

* Sternberg R.J. Beyond IQ: A triarchic theory of human intelligence. Cambridge: Cambridge University Press, 1987.

Развивая "триархический" подход, Р. Стернберг предложил не менее оригинальную теорию интеллектуальных стилей,* понимаемых как своеобразный интерфейс между интеллектом и личностью. Так как ядром триархической модели является принцип психического самоуправления (результат интериориза-ции принципов государственного правления), центральным оказывается вопрос о том, как личность управляет "ментальным государством" - интеллектом, или иначе, вопрос о стилях, а не об уровнях интеллекта.

* Sternberg R.J. Mental self-government: A theory of intellectual styles and their development//Human Development, 1988. Vol-31(4). P. 197-221; Siernberg R.J. The triarchic mind: A new theory of human intelligence. N.-Y.: Viking Penguin Inc., 1988. P. 275-295.

Стилевая организация интеллекта, по Р. Стернбергу, выглядит следующим образом.

Рисунок

Пять относительно независимых параметров "ментального государства" разделяются на 13 интеллектуальных микростилей: законодательный (легислатив-ный), исполнительный, оценочный, монархический и т.д. Здесь нет возможности дать даже краткую характеристику каждого из них,- рассмотрим лишь один пример. Сравним три функции (власти). Люди с легисла-тивным стилем мышления отдают предпочтение изобретению, формулированию и планированию новых стратегий, решений, концепций и т.д. Им нравится создавать собственные "правила игры" и вести дела по-своему, ставить и решать проблемы, которые до них никто не решал, открывать новые сферы приложения сил. Поклонники исполнительного стиля предпочитают заниматься конкретизацией и реализацией планов, проектов, концепций, созданных "законодателями". Они склонны соблюдать установленные правила, законы, традиции, отбирать методы решения проблем из уже имеющихся, да и сами проблемы хотели бы видеть в привычной, традиционной формулировке. Отдающие преимущество судебной функции ориентированы на оценку и контроль всех этапов решения проблемы. Конечно, у каждого из нас в той или иной степени развиты все три Функции, а микростиль характеризует их соотношение.

Все возможные комбинации 13 чистых микростилей образуют множество из 96 чистых макростилей, например, "законодатель, консерватор, монархист, глобалист, ориентированный на внутреннюю сферу" и т.д. О числе комбинированных микро- и макростилей лучше не думать.

Концепция Р. Стернберга обладает исключительными возможностями дифференциации интеллектуальных стилей; она базируется на ясных теоретических предпосылках, носит выраженный прикладной характер и дополняется набором "ситуативных тестов" для диагностики микростилей. Тем не менее, время использования этой концепции непрофессионалами у нас, по-видимому, еще не пришло. Настораживает громоздкость как самой схемы стилей, так и диагностических средств. Поскольку, на данный момент, ни одна из работ Р.Стернберга не опубликована в переводе на русский язык, подробное изложение концепции, описание тестов и упражнений по интеллектуальному тренингу потребовало бы увеличить объем нашей книги в несколько раз, что сейчас попросту невозможно.

Поэтому мы остановили свой выбор на подходе Ал-лена Харрисона и Роберта Брэмсона (США), который, во многих отношениях, занимает промежуточное положение между биоцентристской (по крайней мере, в ее истоках) концепцией латерального мышления и социоцентристской концепцией интеллектуальных стилей Р.Стернберга.

Теоретической базой подхода А. Харрисона и Р. Брэмсона к изучению стилей мышления явились результаты исследований философских систем познания действительности, выполненных известным методологом и специалистом по теории систем Уэстом Чёрчме-ном*. Вероятно, именно пять основных эпистемологических моделей (т.е. моделей познания мира), описанных У.Черчменом, послужили главной причиной выделения пяти чистых стилей мышления и выбора их названий в концепции А.Харрисона и Р. Брэмсона. А утвердиться в правоте и обоснованности такого подхода им помог философ Ю.Бачлер, одновременно и совершенно независимо от остальных описавший пять типов методологии философских исследований,** хорошо коррелирующих с типологией У.Черчмена. С незначительными изменениями мы приводим таблицу соответствий между результатами У. Черчмена, Ю. Бачлера, А. Харрисона и Р. Брэмсона, составленную последними.***

* Churchman C.W. Challenge to reason. N.-Y.: Mc Graw Hill, 1968, ch. 14; краткое описание выделенных У. Черчмсном пяти эпистем см. в кн.: Гиг Дж., ван. Прикладная общая теория систем. В 2-х кн. Кн.2. М.: Мир, 1981, с. 572-576.

** Buchler J. The concept of method. N.-Y.: Columbia University Press, 1961

*** Harrison A.F., Bramson R.M. The art of thinking... P. 179.

Рисунок

Следует сделать два пояснения к этой таблице. Пожалуй, все имена философов, за исключением Э.А.Сингера (Е. A. Singer), известны нашим читателям или, по крайней мере, информация о них доступна. Что касается биографии Э.А.Сингера - американского философа прагматической ориентации, то мы знаем о нем лишь то, что он работал в Пенсильванском университете и перед второй мировой войной был учителем хорошо знакомого отечественным системщикам, кибернетикам и экономистам Рассела Акоффа*. Фрагментарную характеристику взглядов Э.А.Сингера можно найти в работах Р. Акоффа и Дж.ван Гига, переведенных на русский язык.

* Акофф Р. Планирование будущего корпорации : Пер. с англ. М.: Прогресс, 1985, с. 5-6.

Приведенные в таблице персонификации не следует понимать так, будто Гегель и Уайтхед были Синтезаторами, а Канту и Кольриджу был присущ идеалистический стиль мышления. В действительности, соотношение до известной степени противоположное. Гегель, Уайтхед и др. были создателями определенных Методов изучения действительности, и именно эти методы послужили прототипами для построения, так сказать, полной группы стилей мышления в рамках концепции А.Харрисона и Р.Брэмсона. Индивидуальные особенности мышления и личности именитых философов в данном случае вынесены за скобки и могут анализироваться уже с позиций рассматриваемого подхода в общем ряду с простыми смертными.

Таким образом, концепция А.Харрисона и Р.Брэмсона базируется на теории познания (иначе говоря, на гносеологии или эпистемологии), являющейся, на наш взгляд, достаточно прочной и универсальной основой. Подтверждением тому оказывается тесная смысловая корреляция между описанными в данной книге пятью стилями и другими известными типологиями. Приведем лишь несколько примеров.

Люди с левополушарным (во всяком случае, на уровне феноменологии) мышлением склонны использовать стратегии Аналитиков и Реалистов, а правополу-шарные - стратегии Идеалистов и Синтезаторов. Прагматики занимают промежуточное положение.

Министили Р.Стернберга великолепно вписываются в стили мышления А.Харрисона и Р.Брэмсона. Так, Синтезаторы склонны к законодательной функции, олигархической форме, глобальному уровню, прогрессивной ориентации и предпочитают внутреннюю сферу. Прагматики склонны совмещать исполнительную, законодательную и оценочную функции (действуя по обстоятельствам), приверженны анархической форме, имеют прогрессивную ориентацию, предпочитают локальный уровень и внешнюю сферу.

Ранее, при описании стратегий Аналитика (см. с. 107-125), мы показали, что "когнитивные стратегии" Дж. Брунера так же легко вписываются в пять обсуждаемых здесь стилей.

Наконец, традиционные "когнитивные стили"* ведут себя столь же хорошо по отношению к этим пяти стилям мышления. Так, Аналитики явно "рефлексивны", тогда как Прагматики "импульсивны". Синтезаторы скорее "поленезависимы", а Реалисты - "полезави-симы" и т.д.

* Мы имеем в виду понимание "когнитивных стилей", сложившееся в классических работах: Klein G.S., Perception, Motives and personality. San Francisco: Jossey-Bass Publishers, 1970; Wallach M.A., ogan N. Modes of thinking in young children. N.-Y.: Holt. Rinehart A Winston, 1965; Within H.A. Cognitive styles in personal and cultural adaptation: The 1977 Heinz Werner Lectures. Worcester MA: Clark university Press, 1978 и др.

Кроме хороших смысловых соответствий с другими типологиями, концепция А.Харрисона и Р.Брэмсона отличается еще рядом достоинств. Она обладает удовлетворительной разрешающей способностью, позволяющей надежно дифференцировать (да еще и с учетом степени выраженности) пять чистых стилей и большинство их комбинаций. В ее рамках разработан простой и относительно компактный опросник для диагностики стилей мышления, которым может воспользоваться любой взрослый человек, имеющий хотя бы среднее образование и интерес к самопознанию и саморазвитию. И сама концепция, и опросник прошли серьезную проверку в процессе консультационной работы, проводимой авторами с середины семидесятых годов. Все эти положительные моменты, вкупе с самым большим минусом (неизвестностью подхода А.Харрисона и Р.Брэмсона в нашей стране) побудили нас выбрать его в качестве базового.

Книга, которую вы сейчас держите в руках,- не перевод и не переложение популярной в англоязычных странах книги наших американских коллег "The art of thinking" (выдержавшей, кстати, два тиража - в твердой и мягкой обложке). Это, если пытаться определить жанр, - новая книга на старую тему (с целью ее развития).

Основной задачей было сохранить оригинальный опросник для выявления стилевого интеллектуального профиля, что автоматически потребовало сохранения, хотя бы в главном, принципов оценки и содержательной интерпретации результатов. Любой диагностический инструмент, заслуживающий внимания, строится исходя из строго определенных теоретических представлений об изучаемом феномене.

Однако в силу языковых и культурных различий мы вынуждены были снизить уровень абстрактности ряда входящих в опросник утверждений и заменить американские жизненные реалии русскими (особенно это коснулось пунктов F, L и М англоязычной версии).

Как показывает наш опыт, внесенные изменения не отразились на сопоставимости результатов. Например, американский и русский Аналитики, набравшие по соответствующим версиям опросника примерно одинаковую сумму баллов, имеют выраженное сходство в стиле мышления. Наличие двух параллельных версий опросника открывает хорошие возможности для выполнения кросс-культурных исследований и пополняет репертуар психологических методик для формирования совместных рабочих групп самого разного назначения.

Существенные дополнения, на наш взгляд, сделаны при описании разновидностей стилевых профилей и их содержательной интерпретации в 1, 2 и 3 главах.

Во-первых, мы попытались избежать упрощенческого подхода ("делай, как я"), свойственного многим научно-популярным изданиям, и там, где было возможно, постарались раскрыть ловушки, трудности и тонкости психологической интерпретации.

Во-вторых, гораздо больше внимания (по сравнению с оригиналом) уделено нами визуальной, без опоры на результаты тестирования, диагностике стилей мышления.

В-третьих, поскольку прошло почти десятилетие с момента второго издания книги А.Харрисона и Р.Брэм-сона, сделана попытка учесть опубликованные в доступных нам изданиях наиболее интересные и важные результаты исследований интеллектуальной деятельности, выполненные за это время за рубежом. Кроме того, естественным для нас было использовать для уточнения содержательной интерпретациии (в частности, описания стратегий) результаты отечественных исследований индивидуальных особенностей мышления когнитивных стилей и стилей деятельности.*

* В основном, мы опирались на работы Б. М. Теплом, В. С. Мерлина. Е. А. Климова, И. М. Палея, Ю. Н. Кулюткина, Г. С. Сухобской, В. А. Колги, М. А. Холодной и др.

В-четвертых, отвечая на запросы практики, мы несколько усилили личностную и поведенческую составляющие в описании стилей мышления, в основном касаясь коммуникации и взаимодействия между людьми в многочисленных примерах из нашей и американской жизни. Пожалуй, последних даже больше, и тому есть две причины. Многие ситуации, ставшие привычными для американцев, но оставшиеся и для них нелегкими (поиск работы после окончания колледжа, поиск источника финансирования проекта, управленческий кризис и т.д.), все чаще дают о себе знать и у нас. Грех было бы не воспользоваться чужим опытом, показывая не только эффективные решения, но и ошибки (конечно, в первую очередь обусловленные стойкой приверженностью к стратегиям определенного стиля и пренебрежением другими подходами). Возможно, когда наши читатели увидят, что "умные и практичные американцы" делают столь же нелепые ошибки в своих расчетах и решениях, как и "непредприимчивые русские", - кому-то станет легче, а кто-то перестанет заниматься самобичеванием и возьмется, наконец, за дело.

В главах, посвященных приемам влияния и интеллектуальному тренингу, мы были более свободны от концепции А.Харрисона и Р.Брэмсона. Однако - не безгранично, поскольку и способы влияния, и упражнения должны были соотносить с конкретными стратегиями и стилями мышления. Здесь нам удалось шире использовать как опубликованные материалы других ученых, так и собственный опыт консультирования и обучения.

В результате получилось то, что получилось. Мы будем искренне благодарны всем, кто, прочитав эту книгу с чисто познавательными, практическими или исследовательскими целями, возьмет на себя труд прислать нам свои критические замечания и пожелания, поделиться впечатлениями от своей работы по самопознанию и саморазвитию*.

* Корреспонденцию направлять по адресу: 191186, Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, 48, Российский Государственный педагогический университет им. А.И.Герцена, кафедра психологии, Алексееву А.А., Громовой Л.А.

Назад

Перейти к оглавлению

Алексеев А.А., Громова Л.А. "Поймите меня правильно"


Алекс 01.02.2011 20:38
Весьма полезное издание!

[Ответить]

Оставить комментарий

Ваше имя:

Сайт: (не обязательно)

Введите символы: *
captcha
Обновить

Copyright © 2007-2019   Искусство стратегии и сталкинга   Валерий Чугреев   http://chugreev.ru   vchugreev.ru