Стратегия и сталкинг. Карлос Кастанеда

Карлос Кастанеда и его наследие

Валерий Чугреев. Искусство стратегии и сталкинга. Карлос Кастанеда

Полезные книги > Секреты японской стратегии > Вступление


Вступление

Сражение - это дело условных рефлексов. Когда мечи вытащены из ножен, на рациональные мысли просто нет времени, и любой солдат, выживший в бою, понимает это. Поэтому профессиональный боец всегда занят выработкой новых комплексов условных рефлексов для боевой ситуации. Эти рефлексы представляют собой техники боя. По-японски они называются гихо или вадза, оба слова имеют приблизительно одинаковое значение.

Этот процесс - выработка новых техник ведения войны - длится с самого начала человечества. Начиная с древнего человека, сгорбившегося в темной пещере и прикрепляющего заостренный камень к палке, этот процесс дошел до наших времен, не претерпев никаких значительных изменений: теперь современные люди сгорбились в пещерах с кондиционированным воздухом и прикрепляют радиоактивные камни к летающим палкам. Хоть форма и изменилась, смысл остался прежним. Как копье, так и крылатая ракета подчиняются одним и тем же законам движения. Оба вида оружия имеют одно и то же назначение: уничтожать врага.

Инструменты войны постоянно изменяются. Хоть этот факт и разрушает стратегические планы военных, его никак нельзя избежать. Поскольку изменяются инструменты, то изменяются также и техники их применения. Современный стрелок использует совершенно не те группы мышц, которые использовал древний метатель копья. Но хоть вадза и изменились, все-таки целый ряд факторов по-прежнему остается общим: оба, и современный стрелок, и древний метатель копья, принимают в расчет силу ветра, расстояние до цели, а также учитывают возможность действовать из укрытия. Понимание и использование этих общих факторов определяется как "стратегия" (в японском языке - хэйхо). Различие между гихо и хзйхо заключается в границах применения, Тактика (гихо) применима только к определенному виду оружия и/или ситуации. Но стратегия (хэйхо) основывается на общих принципах, поэтому ее применение не столь ограничено. Стратегия не меняется на протяжении столетий и не зависит от оружия и ситуации.

Процесс экспериментирования, формулирования и обучения известен как наука. Любая наука (и военная наука не является исключением) экстраспективна. Когда все мысли и усилия направлены на достижение внешней цели (в данном случае целью является победа над врагом), для интроспекции не остается времени. Но, несмотря на это, человек иногда находит возможность заглянуть внутрь войны. Именно изучение внутренней сути войны открыло утонченный мир чистой стратегии.

Техника - это способ использования инструмента. (Конкретика самого инструмента не имеет значения: он может быть как простой пулей, так и целой армией.) Стратегия стоит на порядок выше этого, она имеет дело с применением техник. Тактик (знаток техники ведения боя) ограничен своим инструментом и навыком обращения с ним, стратег же ограничен лишь рамками своего воображения. Это фундаментальное различие между техникой ведения боя и стратегией мало кто понимает, даже среди тех, кто считается мастерами военного искусства. Чаще всего науку стратегии путают с тактикой. Фактически большинство самых знаменитых военачальников не были стратегами. Они были очень талантливыми тактиками, мастерами искусства маневрирования.

В мире есть множество стран, где наука войны развита очень высоко. В некоторых из них эта наука возведена в ранг искусства. Но зрелая наука стратегии находится на востоке, а стратегия, возведенная в ранг искусства, - в Японии.

Японский воин не был более талантлив, чем его западный коллега. Да и никакими другими качествами, которые делали бы его более приспособленным к войне, он не обладал. Тем не менее совокупность уникальных условий дала мастерам фехтования этой страны время и стимул к глубокому и доскональному изучению своего искусства. В сравнении с этими людьми стратеги других наций не более чем одаренные любители.

И хотя время великих мастеров меча давно прошло, стратегия, которую они развили, по-прежнему жизнеспособна. Сегодня мы оперируем армиями, а не легионами, автоматчиками, а не лучниками. Но сами военные действия претерпели весьма незначительные изменения. Независимо от того, какую форму она принимает, война остается вопросом доминирования одного человека над другим. Инструменты могут быть различными, но люди, использующие эти инструменты, по-прежнему остаются людьми. Стратег имеет дело с идеями, идеями о том, как контролировать людей, а природа людей не меняется. Не меняются и идеи. Новые идеи возникают очень редко, в основном - это лишь новые слова для описания старых идей.

САМУРАЙ

Хотя воинов феодальной Японии часто сравнивают с европейскими рыцарями, сходство между ними лишь поверхностное. В Европе техники ведения боя и оружие непрерывно изменялись из-за частых столкновений различных культур. В Японии же война, за незначительными исключениями, была делом внутренним. Изолированный от остального мира, японский арсенал оружия оставался неизменным на протяжении веков.

Золотой век мастеров фехтования пришелся на начало семнадцатого столетия. После длительной гражданской войны страна была объединена под жесткой диктатурой Токугава Иэясу. Воины (известные нам как самураи), выжившие на полях сражений, стали гарнизонным войском. Вместо того чтобы стать общественной группой, в которую мог бы войти каждый, они образовали касту, принадлежность к которой определялась исключительно рождением. Легко узнаваемые благодаря своим двум мечам, самураи стали объектом как привилегий, так и обязанностей. Обладая законным правом убить любого простолюдина, не выказавшего должного уважения, самурай жил с осознанием того, что однажды он тоже может пасть от меча. Вынужденные жить в мире насилия, полном неожиданных смертей, самураи воспользовались единственно доступной возможностью (кроме безумия): они трансформировали насилие в искусство. Техники владения мечом стали Путем Меча.

Говоря словами Иэясу, которые известны каждому изучающему искусство меча: "Меч за поясом самурая - это его живая душа". Для самурая меч был не просто инструментом убийства. Меч стал символом всего того, ради чего самурай жил, и всего того, ради чего он был готов умереть.

Японский меч всегда был вещью поразительной красоты и качества; в сравнении с ним лучший клинок, сделанный в любой другой стране, кажется не более чем заостренной палкой. Меч стал в Японии объектом религиозного поклонения. К мечу и человеку, который его носил, относились с огромным почтением. Случайно зацепить меч самурая в толпе было равноценно мгновенному самоубийству. Оскорбленный самурай доставал меч из ножен, одним молниеносным движением убивал неосторожного прохожего и как ни в чем не бывало продолжал свой путь дальше.

Японский меч - это величайшее холодное оружие, когда-либо созданное человеком. Десятилетиями мастера меча исследовали всевозможные варианты его использования. Режущая кромка и острие меча лимитировали количество рубящих и колющих ударов, поэтому очень скоро диапазон возможных техник был исчерпан и мастера перешли к стратегическому использованию меча. Эти люди не были далекими от реальности теоретиками; они были закаленными в боях ветеранами, и это отражалось в их стратегиях. Они десятилетиями воевали и десятилетиями учились. Зная, какие техники работают на поле боя, мастера меча задавались вопросами, почему они работают и что можно сделать, чтобы эти техники стали еще эффективнее. В некоторых случаях ответ заключался в нахождении новых манипуляций мечом. В других же случаях мастера обнаруживали, что ключевым моментом является мышление.

Изменение менталитета самурая, произошедшее вскоре после этого, не надо путать с тем, что обычно называют Кодексом Бусидо. Бусидо (Путь Воина) представляет собой относительно поздний свод этических правил, созданный власть имущими для упрочения своего положения (которое, надо заметить, никогда не являлось следствием их безупречного следования бусидо, поэтому великие мастера меча тоже не уделяли особого внимания предписаниям бусидо).

В то время как солдаты других наций находили и приспосабливали различные техники к своему оружию, японские мастера меча развивали свои. Они относились к своему духу так же, как кузнец относится к металлу. Самурай ковал и шлифовал себя до тех пор, пока сила его воли не становилась равной силе его клинка. Меч не думает об убийстве и не испытывает угрызений совести. Самурай в этом плане ничем не отличался от своего меча: убивая или не убивая, живя или умирая, он шагал по жизни, нисколько не предпочитая ее смерти.

Самурай был мясником. Он мог убить или умереть по приказу, не колеблясь ни мгновения. Он так глубоко изучал оба эти действия, что любое из них мог совершить с величайшей утонченностью. Самурай тренировал себя не просто принимать смерть, а жаждать ее. Он сражался не с целью самозащиты - он добивался славы. Не снискав ее в битве, самурай совершал очень болезненный ритуал: вспарывание живота (сэппуку). Даже выполнение этого ритуала он превратил в искусство. Для такого человека слова "смерть" и "красота" были синонимами. Поэт с окровавленными руками, он жил со смертью и красотой, и любил их в равной степени.

Таков был мастер меча: жестокий человек, живший в беспощадную эпоху. Зная, что может умереть в любую минуту, он постоянно тренировался. И делал он это не столько ради того, чтобы выжить, сколько ради того, чтобы забрать с собой как можно больше врагов. Он тренировался сражаться хорошо, но он также тренировался сражаться красиво. Для такого человека жизнь в безызвестности была неизмеримо хуже, чем славная смерть.

ПУТЬ И СИЛА

Всегда находятся люди, которые хотят бегать до того, как научатся ходить. И когда они падают, то обвиняют в своих неудачах искусство бега, а не самих себя. Вы должны помнить это постоянно и не позволять созерцанию эзотерического мешать решению практического. Все стратегии, описанные в этой книге, имеют реальное, практическое применение. Приобретение академического знания может быть интересным ментальным упражнением, но чтобы дать ему жизнь, вы должны его применить. А это значит, что руки придется запачкать.

Применение стратегии означает, что у вас должен быть инструмент. Это может быть группа солдат, бизнес или набор техник дзюдо. Независимо от того, каким методом вы пользуетесь, вы должны быть специалистом в его использовании. Вы не можете освободить свое сознание для изучения стратегии, если вы по-прежнему вынуждены думать, как выполнить техники.

Несмотря на то что стратегия будет часто рассматриваться применительно к искусству кэндзюцу, японскому искусству владения мечом, вы не должны относиться к ней как к простой технике фехтования. Стратегии были разработаны как техники фехтования, и в основном до сих пор так и преподаются. Но только потому, что это самый быстрый и легкий способ научиться им. Вместо кэндзюцу можно выбрать любое другое искусство, но вряд ли вы достигнете четкого понимания так же быстро.

В Японии термин мастер меча стал использоваться не так давно. На протяжении многих веков классическим термином был хэйхо дзин ("стратег"). Это уже в наше время на технике владения мечом стал делаться настолько сильный акцент, что концепция стратегии была забыта.

Искусство фехтования может показаться довольно архаичным в наш век ракет и пушек. На первый взгляд оно может показаться даже комичным. Группа взрослых людей, одетая в странные наряды и играющая с мечами, может показаться совершенно оторванной от реального мира. Тем не менее любой намек на юмор исчезает, как только заговорит клинок. Отчетливый свист острого лезвия, проходящего в миллиметре от вашего тела и движущегося так быстро, что видно только размытое пятно, все меняет. Ваше сердце начинает учащенно биться, и каждая клетка вашего тела становится необычайно живой. Даже если ваше сознание не понимает, что происходит, зверь внутри вас чует - вы стоите слишком близко к внезапной, насильственной смерти.

Даже к боккэну ("деревянному мечу") нельзя относиться как к игрушке. Он используется не для безопасности учеников, поскольку во многих случаях он даже более опасен, чем синкэн ("настоящий меч"). (Боккэн дробит кость, в то время как синкэн только режет.) Старшие ученики тратят по несколько тысяч долларов на полировку прекрасного старинного клинка (которая стоит до 100 за дюйм), и они не станут рисковать, если существует хоть малейшая возможность повредить ее. Именно поэтому, а не из соображений личной безопасности они используют боккэны для упражнений, в которых лезвия могут сталкиваться.

Даже к самостоятельным занятиям нельзя относиться небрежно. Ножны японского меча сделаны из очень мягкого дерева, а край, закрывающий режущую кромку, практически толщиной с лист бумаги. Если извлекать меч неправильно, то он прорежет дерево и ампутирует вам несколько пальцев. Возвращение меча в ножны ничуть не безопаснее. Если угол хоть чуть-чуть неверен, то лезвие проткнет ножны и войдет в тело. Усугубляет опасность то, что извлекать и вкладывать меч нужно очень быстро и вслепую.

Все эти факторы, сложенные вместе, создают очень напряженную ситуацию, поэтому типичное упражнение для новичков на занятии по кэндзюцу содержит гораздо больше опасности, чем техники высокого уровня многих других воинских искусств. Современное кэндо (форма кэндзюцу, в которой используются бамбуковые мечи и доспехи, защищающие тело) было создано специально для того, чтобы уменьшить количество несчастных случаев, происходивших на занятиях по кэндзюцу, в результате которых погибло или осталось калеками очень много людей. Эта опасность делает искусство меча таким эффективным методом тренировки.

Ни в одном другом искусстве ученик не развивает так быстро способность концентрировать свое внимание: ничто не может сфокусировать сознание лучше, чем опасность. Если вы уберете фактор опасности, как, например, в кэндо, то ученик может получить хорошую физическую тренировку, но его внимание будет блуждать, чего никогда не случается на занятиях по кэндзюцу. Как только клинки вытащены из ножен, ученик включается на все 100 процентов и остается в этом состоянии на протяжении всего занятия. Для ученика, изучающего стратегию (искусство практически абсолютно ментальное), это является основным требованием.

Преимущества фехтования как метода тренировки больше психологические, чем физические. Если вы хотите, вы можете пользоваться руками вместо меча для выполнения большинства упражнений, описанных в этой книге. Это даст вам физические ощущения, но не внутреннюю трансформацию. Придайте руке форму меча, откройте ладонь, слегка напрягите мышцы и используйте ее как меч. Это называется тэгатана, "рука-меч".

В Книге 1, "Путь", описаны некоторые основные принципы: факторы сражения и основы восточной мысли. Слишком поверхностное изучение этого раздела возможно и не лишит вас возможности учиться дальше, но определенно усложнит дело. Если у вас возникнет какое-либо непонимание отдельных стратегий, вы должны немедленно вернуться к соответствующим разделам Книги 1. Помните, Путь Стратегии - это не набор мыслей, это способ мышления. Если вы не поймете сущности японской мысли, то вы никогда не поймете японских методов тренировки.

Книге 2, "Сила", вы познакомитесь с некоторыми подлинными стратегиями. Они передавались из поколения в поколение в форме кудэн, "устных наставлений". Они взяты из различных рю: итто-рю, синкагэ-рю, нитэнити-рю и дайто-рю. Вы также познакомитесь с методами отработки этих стратегий и некоторыми современными их применениями. Вы должны сначала изучить каждую стратегию интеллектуально, а затем, когда решите, что понимаете ее, отработать физически.

Это будет захватывающе! Попытаться мыслить по-новому и увидеть мгновенные, ощутимые результаты - поистине уникальный опыт. Существует старинная поговорка, которую можно часто услышать в додзё: "Услышишь - забудь. Увидишь - запомни. Делай и поймешь". Вот почему такой акцент делается на физических методах тренировки. Без таких физических тренировок стратегии - всего лишь академические упражнения. Они останутся знанием в вашем мозгу, а не условными рефлексами. А вы останетесь человеком, который прочел книгу о стратегии, а не стратегом.

Фредрик Дж. Ловрет, "Секреты японской стратегии"



Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Сайт: (не обязательно)

Введите символы: *
captcha
Обновить

Copyright © 2007-2019   Искусство стратегии и сталкинга   Валерий Чугреев   http://chugreev.ru   vchugreev.ru