Стратегия и сталкинг. Карлос Кастанеда

Карлос Кастанеда и его наследие

Валерий Чугреев. Искусство стратегии и сталкинга. Карлос Кастанеда

Сталкинг > Статьи о сталкинге > Поле битвы - наша жизнь


Поле битвы - наша жизнь

Фрагмент из книги Михаила Волошина "Путь воина".

Быть воином - это способ жить по-другому, но жить в том же самом мире, в котором человек жил и прежде. В древней индийской философии есть такое понятие - "обет". Подвижники дают те или иные обеты; некоторые дают обет отшельничества и уходят куда-нибудь в лес или в горы жить в одиночестве. А есть еще одно понятие: "Великий обет" или "Большое одиночество" (я точно уже не помню, как это называется). Так вот, человек остается жить отшельником среди людей. Именно таким большим обетом и является путь воина. Это искусство находиться в гуще жизни, оставаясь при этом в одиночестве. Но это происходит не сразу и не в одночасье. Это требует усилий, и не малых усилий. Сначала нужно сломать свои стереотипы мышления и увидеть себя такими, какие мы есть на самом деле.

Все оказывается совсем не тем, что мы ожидали. Жизнь начинает меняться, но почему-то не так, как хотелось бы. И она действительно превращается в поле битвы.

Когда я сделал свой выбор - стал замечать, что маленький ребенок друзей при моем появлении начинает плакать. Так же само и собаки не проходили мимо меня, чтоб хотя бы не тявкнуть (а то и за ногу цапнуть). Были и другие, не менее неприятные вещи. Скажу честно - обидно было. Я-то ожидал (в то время еще размышляя о своем духовном развитии), что все будет наоборот - дети и звери будут мне радоваться. А потом? Даже не знаю: то ли прекратилось, то ли просто перестал замечать.

Но битва воина - это не война. Как раз в такую войну друг с другом и с окружающим миром втянуты все нормальные люди. Нужно четко себе уяснить, что путь воина - это "не агрессивная конфронтация и война с препятствиями, а жизненный урок и проверка своей безупречности". Это очень важно. Мой товарищ, имевший большую жизненную силу, но не сделавший выбор в пользу жизни воина (он считал себя уже таковым в силу своей воинственности), когда начал сновидеть - ввязался в подобную конфронтацию. Он получал от этого противодействия удовольствие. Но за несколько лет он растерял все свои немалые силы и стал просто безобидным человеком, имеющим сейчас четкие объяснения, почему его все это не интересует и почему он больше не сновидит.

Быть воином - это как раз быть незаметным. Все мы на самом деле пытаемся выделиться и привлечь к себе внимание. Так мы приучены с детства. Если внимательно понаблюдать за детьми, можно заметить, что те готовы на голову стать, лишь бы привлечь к себе внимание. Им внимание нужно для роста, взрослым - для поддержки своей жизни. Воину же внимание окружающих не нужно. Он-то как раз и пытается выйти из их поля зрения. Это нельзя сделать, прячась. В Интернете, например, многие спрятались за никами и называют это стиранием личной истории. Но, когда приходится общаться с такими людьми - за каждой его строчкой чувствуется неимоверное напряжение, порожденное возбужденным разумом.

Спрятаться - это значит сделаться фоном; незаметным, ничем не примечательным человеком. Человеком, которого все окружающие "знают" и "понимают" на все сто процентов. Но при этом максимально сохранить свободу своих действий. Как этого добиться? Не знаю; у каждого человека свой собственный способ взаимоотношения с миром. Для одного - быть бизнесменом, для другого - бомжом…

Я, например, начитавшись в свое время Кастанеды, пошел в охрану. Тогда это была просто идея; хорошая логичная идея. Дон Хуан рассказывал, что многие маги работали в охране - благодаря их ответственности тех охотно держали на подобной работе. Годы работы в охране одного и того же магазина, где фирмы менялись, а я все оставался, показали, что именно так все и есть. Я смог неплохо устроиться, со временем стал неплохим заработок. Но что самое главное: у меня есть возможность почти не общаться с людьми. Это сохраняет много сил. Сейчас я сам могу выбирать, когда мне с кем-то общаться, а когда - нет.

А само общение с людьми - это бескрайнее поле для битвы воина. Иногда бывает просто страшно смотреть на все это. Особенно когда по утрам (каждый раз!) народ приходит на работу и бездумно спрашивает: как дела? Хотя на самом-то деле им все равно, как у меня или у кого-то другого дела. Я уже устал извращаться, придумывая самые разнообразные ответы на этот вопрос. Впрочем, все равно никто не слышит эти ответы…

Как-то несколько лет назад я был у родственников и услышал там фразу: "зачем платить больше?" (логин одной рекламы). Мне стало жутко не по себе. Жутко именно из-за того, что фраза была сказана на полном серьезе и полностью совпадала с требованием и аргументом рекламы купить именно ее продукт.

Или такие примеры. Как-то один модератор одного из форумов все пытался добиться, чтобы я стал в оппозицию и доказывал ему, а также другим их неправоту; а те, видя мои правильные доказательства, осознали бы, что были не правы. Еще как-то один человек в личной переписке хотел, чтобы он задавал мне вопросы (интеллектуальные), а я отвечал на них и тем самым набирал бы материал для следующей книги… Кое-кто хотел, чтобы я делал тенсегрити.

Что в этом всем общее? А вот что: каждый уверен, что его дело правое и хотел бы видеть меня там же. Вот только меня почему-то никто не спрашивал…

Зато общение с людьми - это самый лучший способ закалить свой дух. Мы относительно легко можем принять, что какие-то предметы или материальные блага могут быть не так уж и важны в этой жизни. Гораздо сложнее победить свой антропоцентризм. Ту установку, с которой мы воспитаны с детства и которую поддерживают все социальные институты. То, что человек - венец эволюции. Поэтому, даже отказавшись от многого, мы вновь и вновь продолжаем считать поступки людей чем-то важным. Это заложено в самой нашей сути, как социального существа.

Именно по этой причине люди становятся для нас мелкими тиранами, и взаимодействие с ними является самым лучшим уроком жизни. У меня на работе тоже был один такой мелюзговый тиранчик (по Кастанедовской терминологии). Любитель задерживаться на работе. Это был отборный, хоть и самый мелюзговый тиранчик; непробиваемый. Т.е. человек, который жутко раздражает; раздражает именно своей никчемностью, расцвеченной огромным чувством собственной значимости. Он вечно все забывает, совершенно безответственный. В его сорок лет у него психология подростка: он непрерывно требует к себе внимания; включает громко музыку - обязательно, чтобы ты слышал и радовался такой классной музыке вместе с ним (по его понятиям классной, а он просто представить не может, что та музыка, которая ему нравится, может кому-то не нравиться). Постоянно жалуется на кого-то и ждет, что ты будешь ему сочувствовать… И все остальное в том же духе. Говорить бесполезно: через пять минут он уже забывает и все по-прежнему. А забывает он все и всегда; вечно опаздывает. Я как-то спросил, почему он не носит часов, так тот ответил, что уже два месяца носит в рюкзаке батарейку - все забывает вставить ее в часы.

И так из года в год (а проработал я с ним лет семь). Я искал разные подходы справиться с ситуацией - почти никакого эффекта это не давало. Можно, конечно, постараться избавиться от самого человека, но для воина это не выход. На его месте окажется другой такой же. Так и буду бегать всю жизнь от подобных людей? Вот я и пытался найти способы однозначно останавливать таких людей, чтобы те не трогали меня своим вниманием. Вернее, чтобы не требовали от меня внимания к своей персоне.

Как-то я воспользовался сразу двумя принципиально разными способами для решения одной и той же задачи. Это помогло мне лучше понять различие между сталкерами и сновидящими, а также - что же такое в действительности сталкинг. Один из этих способов был присущ мне, как сновидящему. Это способ, которым я обычно пользуюсь и который, как показывает опыт, в данном случае показался не очень эффективным. Второй способ, на мой взгляд, был обычным поведением сталкера.

В очередной раз проблемой была неимоверно громкая музыка этого моего мелкого тиранчика. Так вот, когда во всю мощь орала его музыка - он подошел ко мне и, перекрикивая музыку, что-то спросил. Я ему ответил; ровным спокойным голосом. Естественно, тот ничего не услышал. Снова переспросил, я снова ответил с тем же уровнем громкости - т.е. нормальным, не напрягаясь. В общем, после нескольких переспрашиваний он так и не получил того, что хотел (вернее - не услышал). По своей собственной вине (которой он все равно не осознал). А громкость убавить - на это его не хватило. Я и прежде так поступал: при взаимодействиии в подобной ситуации с другим человеком я менял свое поведение. Иногда это помогало. Но в данном случае это не привело ни к какому результату.

Поскольку музыка все продолжала орать, и это мешало мне работать, я воспользовался другим способом; не свойственным мне. Прямым воздействием на ситуацию - я не менялся сам, но изменил ситуацию. Я просто пошел и вырубил электричество. Он этого не видел. Тем не менее, у него возникла какая-то прочная ассоциация между тем, что музыка мне мешала и тем, что внезапно пропал свет. Более того: в дальнейшем его поведение начало меняться, что поразило меня еще больше.

Мне неприятно было идти и выключать рубильник. Я ощущал себя так, словно делаю какую-то гадость за чьей-то спиной. Т.е. собственно, ощущал то, что делал. Зато после этого случая я начал пересматривать свое отношение к подобным вещам и стал лучше понимать значение сталкинга.

А вообще, нестандартное поведение приводит к неописуемым результатам. Есть еще один, гораздо более ранний пример подобного нестандартного поведения. В наш магазин довольно часто забегала группа детей. Покричат, повыделываются, могут дверью хлопнуть и убегают. Им главное - привлечь к себе внимание. И вот однажды их лидер (мальчик лет шести, энергия у которого била фонтаном) зазевался, и я почти случайно оказался позади него. Я и раньше никогда на них не ругался (все равно бесполезно - ведь именно этого они добивались). А в этом случае, не знаю почему, я просто взял и положил ему на голову руку. Тот опешил. Потом, через несколько секунд сорвался и побежал. Потом еще он друзьям своим показывал, как я дотрагиваюсь до его головы. Все смеялись.

Но его поведение почему-то начало меняться. Постепенно он стал здороваться, прекратилось хулиганство… Я не знаю, что же при этом произошло на самом деле, но думаю, что мое тело само знало, что ему нужно было делать.

На первый взгляд может показаться, что с таким подходом к жизни человеку грозит чувство вечного одиночества. Отчасти это верно. Но не в том понимании ужаса перед одиночеством для нормального человека. У воина есть другие зацепки - я это испытал на собственном опыте.

Как и все, я остро переживал чувство одиночества. Впрочем, для этого не обязательно становиться воином. Многие и так его переживают (в перерывах между пьянками и другими способами забыться). Просто воин чувствует это гораздо острее - ему уже нечем забыться. Страдал я, как и все страдают. И надеялся на то, что это изменится, как и все надеются: то ли появятся единомышленники-сновидящие, то ли та Единственная любовь, которую все ждут. А в самом конце девяностых у меня было не очень обычное переживание. Как любитель все обзывать, я назвал его "Толчком Земли" (впрочем, отдавая отчет, что это не тот "толчок", о котором писал Кастанеда). Правильнее было бы назвать "Поддержкой Земли".

Так вот: я вдруг почувствовал Землю, как живое существо. Со всеми ее мыслями-людьми. И вот тогда я ощутил, что я не один; по крайней мере, есть еще одно существо, для которого мои страдания и боли - всего лишь маленькая часть его безмерных страданий и болей. И этот кто-то - наша Земля. Ради нее я готов на все. Несколько дней я находился в необычном состоянии эйфории, и после этого стал в каждом человеке видеть отражение нашей Земли и частичку себя, в том числе. И больше уже никогда не испытывал столь остро чувство своего одиночества.

Очень давно, как мне кажется - еще в позапрошлой жизни, я совсем не понимал поступки людей. Я не понимал окружающей меня жизни; человеческой жизни. Иногда мне казалось, что люди жестоки и каждый сам себе на уме, иногда - что каждый человек в своей душе добрый… Я чувствовал себя чужим среди людей. Я всячески старался понять их и, даже если не стать таким же, то, по крайней мере, научиться чувствовать то же, что и другие. Так же смело смотреть на мир, как и другие люди…

Став воином, я нашел то, что искал. Как и все настоящее знание, оно оказалось совсем не таким, как я ожидал его увидеть. Я вдруг понял, что все люди такие же, как я. Каждый, так же, как и я растерян перед лицом окружающего мира, каждый напуган и насторожен. И каждый защищается так, как умеет. Таким образом, понимая себя, без ложной скромности могу сказать, что понимаю других. Хоть немного. Такое вот знание…

Михаил Волошин, "Путь воина", 2003


Тица 31.01.2009 18:03
Надо же...Так смело описать .Страницы дышат тем ,что чувствовал автор, потому что чувствуешь это тоже,когда читаешь. Спасибо,что поделились опытом, своего пути воина.

[Ответить]
Олег 18.08.2009 03:34
Мне этот Волошин несимпатичен - его \"став воином\" в последнем абзаце обескураживает. И как человека, занимающегося боевыми искусствами, настораживает оборот \"каждый защищается как может\". Это чисто психологическая проблема - поиски врага, от которого нужно защищаться - человек по прежнему разделяет мир на себя и остальных, но при этом что то пытается вещать.

[Ответить]
Николай 28.08.2009 12:24
Михаил, мне нравится, ваш стиль: никому ничего не навязывать, никому не мешать, предлагать - не насилуя людей. Это легко сделать, отделившись от них (пустыня, пещеры и т.д.). Но в нашей жизни, изменяющейся с необыкновенной скоростью, - это очень сложно. Только единицы - могут стать "воинами". Хорошая статья. Всех благ.

[Ответить]
Andorin 22.12.2010 13:28
солидарен с Олегом. Вообще статья вызывает ощущения, что автора просто накрывает волна жалости к себе, родившаяся в океане чувства собственной важности. Причем какая-то рафинированная, глубинная. Если ошибаюсь хорошо.

Оценки даваемые упомянутому в статье "меломану" приведу цитату:

"человек, который жутко раздражает; раздражает именно своей никчемностью, расцвеченной огромным чувством собственной значимости. Он вечно все забывает, совершенно безответственный. В его сорок лет у него психология подростка..."

учитывая, что их дает охранник, а оценивает он видимо того, кто к охране отношения не имеет(ибо, путь воина ни в коей мере не мешал бы ему просто сказать коллеге, чтобы он сделал музыку тише) вызывают по меньшей мере недоумение. Или восхищение своей точностью и обоснованностью

А вот тиран чего-то мелкий пошел - изводит громкой музыкой, и, поди, своей бОльшей зарплатой при, опять же, полной "своей никчемности", в то время, как вот тут вот, рядышком, есть безупречный воин достойный большего, ибо налицо "Годы работы в охране одного и того же магазина, где фирмы менялись, а я все оставался"

Отчего-то мне представляется, что когда Дон Хуан говорил о магах подвизавшихся на ниве охраны, он имел ввиду не совсем те вызовы, которые бросает перед воином работа охранником в магазине.

впрочем, могу ошибаться

[Ответить]
Сергей 02.02.2011 14:00
Почему то из этой статьи я непочеркнул настроение война,может потому что его там и небыло. Действительно какая то обескураженость и непонимание..

[Ответить]

Оставить комментарий

Ваше имя:

Сайт: (не обязательно)

Введите символы: *
captcha
Обновить

Copyright © 2007-2016   Искусство стратегии и сталкинга   Валерий Чугреев   http://chugreev.ru   vchugreev.ru