Стратегия и сталкинг. Карлос Кастанеда

Карлос Кастанеда и его наследие

Валерий Чугреев. Искусство стратегии и сталкинга. Карлос Кастанеда

Стратегия > Сунь-цзы > Доктрина Сунь-цзы - I, 1


Доктрина Сунь-цзы

I: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, II: 1, 2

1

Война есть борьба. Так понимает Сунь-цзы природу войны, в борьбе видит все ее содержание. Целая глава (VII) его трактата посвящена войне именно как борьбе. В ближайшем смысле война есть единоборство двух армий: "Две армии стоят друг против друга и ведут борьбу..." - говорит один из лучших комментаторов трактата Чжан Юй.

Но это только в узком, чисто военном смысле. Борьба на войне, как считает Сунь-цзы, не представляется чем-то резко отличным по своей природе от борьбы вообще: это такая же борьба, как и всякая другая, ведущаяся не военными средствами. Сунь-цзы ставит ее в один ряд с борьбой дипломатической, с борьбой политической.

"Самая лучшая война - разбить замыслы противника; на следующем месте - разбить его союзы; на следующем месте - разбить его войска", - говорит он (III, 2). Отличие только в одном: из всех видов борьбы "нет ничего труднее, чем борьба на войне" (VII, 1).

Большинство читавших Сунь-цзы - и в древнее время, и в наши дни - так и понимали его.

Что такое борьба, о которой говорит Сунь-цзы в VII главе? "Это - борьба из-за выгоды. Получение выгоды и есть победа" - в такой всеобъемлющей форме воспринимает учение Сунь-цзы старый комментатор трактата Ван Чжэ. Сорай в XVIII в. пишет: "Эти положения (речь идет об общих положениях борьбы, устанавливаемых Сунь-цзы. - Н. К) являются не только основным законом для военных стратегов древних и новых времен; все те, кто, живя в этом мире и занимаясь жизненными делами, захотели бы развить большую деятельность, в такой же мере должны принять положение Сунь-цзы как высшее руководство"*.

*Сорай. "Комментарий к "Сунь-цзы"". "Кансэки кокудзикай дзэн-се", т. X, изд. Васэда дайгаку сюппанбу, Токио, Мейдзи 44 год. Предисловие к комментарию трактата.

Конечно, подобные взгляды ведут к такому расширению учения Сунь-цзы, при котором оно уже утрачивает свою специфику, перестает быть учением о войне. Ведь сам Сунь-цзы, если и распространяет свою концепцию войны как борьбы на что-нибудь иное, то только на борьбу политическую, ведущуюся между двумя государствами. Но наличие взглядов, подобных высказанным Сораем, свидетельствует о том, что находили в трактате Сунь-цзы его позднейшие читатели - даже в XVIII в.

Ради чего ведется борьба вообще? Ван Чжэ сказал: "ради выгоды". Ради этой выгоды ведется и борьба на войне.

Именно так определяет Сунь-цзы цель войны. Для него эта цель - не победа; победа нужна не сама по себе, она есть только средство для получения выгоды. Понятие выгоды он выставляет не только потому, что оно наиболее точно определяет конечную, для его времени - завоевательную, цель войны, но и потому, что оно приложимо к каждому частному случаю, частному проявлению борьбы: борьба за позицию есть борьба за овладение теми стратегическими выгодами, которые эта позиция представляет для занявшего ее; осада крепости есть борьба за те выгоды, которые приобретаются взятием этой крепости, и т. д. Слово "выгода" Сунь-цзы считает самым удобным, так как оно равным образом точно определяет и цель войны вообще и цель каждого действия, предпринимаемого на войне.

Война предпринимается только ради выгоды: "Государь не должен поднимать оружие из-за своего гнева; полководец не должен вступать в бой из-за своей злобы. Двигаются тогда, когда это соответствует выгоде; если это не соответствует выгоде, остаются на месте", - говорит Сунь-цзы (XII, 5). Эту мысль он повторяет неоднократно: "Те, кто в древности хорошо вели войну... двигались, когда это соответствовало выгоде; если это не соответствовало выгоде, оставались на месте" (XI, 4). По Сунь-цзы, "борются за выгоду", предпринимая движение за 100 миль, "борются за выгоду", предпринимая движение и за 50, за 30 миль (VII, 4). Понятию выгоды подчинены все стратегические расчеты: "Если он (полководец. - Н.К.) усвоит их (расчеты. - Н.К.) с учетом выгоды, они составят мощь" (I, 5). Выгода направляет всю тактику: "Мощь - это умение применять тактику, сообразуясь с выгодой" (I, 6).

Но выгода не только цель, но и средство. Противник также сражается ради выгоды; выгода составляет цель и его действий. А если так, то, управляя этой целью, можно управлять и его действиями. Это значит: цель для него нужно уметь превратить в средство для себя. Именно на этом Сунь-цзы строит свое учение о заманивании, завлечении противника, о принуждении его к тем или иным желательным для меня действиям. Заставить его предпринять нужное для меня действие можно, воздействовав на него предоставлением ему какой-нибудь временной или незначительной, а то и прямо призрачной выгоды. "Уметь заставить противника самого прийти - это значит заманить его выгодой" (VI, 2). И обратно: "Отвлекают... противника выгодой" (VII, 2). Так говорит Сунь-цзы о выгоде - как одновременно и о цели, и о средстве борьбы на войне.

Борьба на войне, как и всякая борьба, может приводить к успеху, может приводить и к неудачам. Успех для Сунь-цзы состоит в получении выгоды. Неуспех - это для него уже не просто неудача, недостижение цели; всякая неудача есть уже опасность. Поэтому Сунь-цзы говорит не об успехах и неудачах в борьбе, а о том, что за ними скрывается: "Борьба на войне приводит к выгоде, борьба на войне приводит и к опасности" (VII, 3).

Но война, как отметил Сунь-цзы, есть самый трудный вид борьбы, а следовательно, и наименее выгодный и наиболее опасный. Почему наименее выгодный? На этот предмет Сунь-цзы придерживается особых взглядов: "Наилучшее - сохранить государство противника в целости, на втором месте - сокрушить это государство. Наилучшее - сохранить армию противника в целости, на втором месте - разбить ее. Наилучшее - сохранить бригаду противника в целости, на втором месте - разбить ее. Наилучшее - сохранить батальон противника в целости, на втором месте - разбить его. Наилучшее - сохранить роту противника в целости, на втором месте - разбить ее" и т. д. (III, 1). Такова его точка зрения.

Что она означает? Если война ведется ради выгоды, то, по мнению Сунь-цзы, выгоднее овладеть страной противника, не разорив ее, лучше подчинить себе армию противника, не уничтожая ее, а получив возможность распоряжаться и ее живой силой, и ее материальными ресурсами.

Но на войне неминуемо хотя бы частичное уничтожение того, чем стремятся овладеть. Поэтому для Сунь-цзы война и есть наименее выгодный способ приобретения выгод. "Сто раз сразиться и сто раз победить - это не лучшее из лучшего; лучшее из лучшего - покорить чужую армию не сражаясь" (III, 1). Следовательно, сначала нужно. пытаться пустить в ход другие средства.

Война не только наименее выгодный путь к обретению выгод, но и наиболее опасный. Для решающегося на войну на карту ставится решительно все. Именно об этом говорят знаменитые, постоянно цитируемые слова Сунь-цзы, те самые, которыми открывается его трактат.

"Война - это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели" (I, 1). Сунь-цзы особо не развивает этого положения, но из него следует, что, прежде чем решиться на войну, необходимо испробовать все прочие средства. Какие же это средства? Сунь-цзы отвечает очень определенно: сначало нужно попытаться действовать политическими, дипломатическими средствами. Это и есть на его языке "самая лучшая война". При этом он даже устанавливает некоторую последовательность: "Самая лучшая война - это разбить замыслы противника", т. е. не только искусной политикой разрушить план агрессивно настроенного соседа, но и соответствующими мероприятиями в своей собственной стране сделать осуществление его замыслов вообще невозможным.

"На следующем месте - разбить его союзы", т.е. добиться того, что на современном языке назвали бы международной изоляцией противника, в каком положении он вряд ли мог бы решиться на нападение. Характерно, что Сунь-цзы, признавая действенность этой дипломатической борьбы, все же ставит ее на второе место. Первое средство надежнее.

И только на третьем месте - "разбить его армию", т.е. начать действовать оружием. К этому следует обратиться только тогда, когда предыдущие средства не помогли. Однако и тут Сунь-цзы предупреждает: "Если нет опасности, не воюй" (XII, 5). Только в случае непосредственно грозящей опасности можно решиться на войну. Необходимо соблюдать в этом деле величайшую осторожность и полное спокойствие. Сунь-цзы считается с возможностью обращения к войне под влиянием излишнего, не вызванного обстоятельствами возбуждения, воинственных настроений и т. п. На его языке эта мысль выражена словами о том, что правитель может начать войну "из-за своего гнева", полководец - "из-за своей злобы". Поэтому Сунь-цзы предупреждает "Гнев может опять превратиться в радость, злоба может опять превратиться в веселье, но погибшее государство снова не возродится, мертвые снова не оживут. Поэтому просвещенный государь очень осторожен по отношению к войне, а хороший полководец очень остерегается ее. Это и есть путь, на котором сохраняешь и государство в мире, и армию в целости" (XII, 5).

Так поступают "просвещенные правители" и "хорошие полководцы", как их называет Сунь-цзы. Для них высшая цель - "сохранить государство в мире, армию в целости". А из этого следует еще раз, что к войне можно прибегать только тогда, когда других путей уже нет.

Назад | Далее...

Николай Конрад

I: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, II: 1, 2



Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Сайт: (не обязательно)

Введите символы: *
captcha
Обновить

Copyright © 2007-2019   Искусство стратегии и сталкинга   Валерий Чугреев   http://chugreev.ru   vchugreev.ru