Стратегия и сталкинг. Карлос Кастанеда

Карлос Кастанеда и его наследие

Стратегия > Стратагемы > Стратагема № 27


Стратагема № 27. Притворяться глупцом, не теряя головы

Примеры использования (описание).

Фрагменты из книги: Зенгер Х. фон. Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать. Том 2. - М.: Изд-во Эксмо, 2004.



Пьяный старик

В китайских текстах сравнительно редко встречается выражение для стратагемы 27, хотя описываемый ею образ поведения издревле многократно описывался, причем во всевозможных разновидностях. Более распространены выражающие ту же суть такие выражения, как «прикидываться безумным, представляться дураком», «прикидываться глупцом и разыгрывать болвана» или «прикидываться глухим и немым».

Уже в сборнике повестей минской поры "Камень кивает головой" встречается похожее на выражение стратагемы 27 словосочетание — «изображать глупца, чтобы не опрокинуться» («чжа-чи бу-дянь»). Оно описывает необычное поведение старика, который, промышляя продажей спиртным, снует на своей лодке по реке от одного судна к другому. Стоит какому-нибудь пассажиру выкрикнуть ему пожелание, старик отвечает стихотворной нелепицей. И непонятно, трезвый он или пьяный. На самом деле это совсем не торговец, а сыщик, разыскивающий по поручению одного чиновника его супругу. Уехав для подготовки к экзаменам далеко от дома, этот чиновник несколько лет не получал никаких известий от своей семьи и потерял из вида свою жену. Старик, плавающий по реке под видом торговца спиртным, постоянно распевает стихи, известные лишь разыскиваемой им женщине. И вот однажды отворяется окно каюты очередного судна, и женский голос спрашивает, откуда старик знает это стихотворение. Тот все объясняет, и вскоре супруги оказываются вместе.

Смиренный гость

Однажды в начале XX в. иностранцы в Китае устроили театральное представление. Среди гостей находился один-единственный китаец. Поначалу иностранцы внимательно следили за происходящим на сцене, но затем постепенно все их внимание приковал к себе единственный в зале китаец. Жалкий вид худого как щепка, изможденного старика крайне забавлял их.

Поначалу они тихо шушукались между собой, а вскоре, уже не обращая никакого внимания на сцену, сосредоточились на китайце, которого стали громко обсуждать. Они посчитали, что могут отпускать любые замечания, поскольку этому старикашке невдомек, о чем они судачат. К тому же его вид был таким, что ни одна из хлестких оценок не казалась им чрезмерной или неприличной. Сам виновник растянулся во всю длину на своем сиденье и выглядел безжизненным, словно душа уже давно рассталась с его телом, позволяя окружающим судачить о себе.

Когда же иностранцы и вовсе разошлись, уже не задумываясь о том, что говорили, китаец вдруг поднялся с места и отправился на сцену. Как только он ступил туда, от его жалкого вида не осталось и следа, а из его уст посыпался град английских слов, резко бичевавших издевки и насмешки, которые отпускали по его поводу сидевшие в зале иностранцы. Затем с расстановкой он произнес: «Послушайте: мы находимся с вами на китайской земле. Вы всего лишь наши гости, однако решили занять место хозяина [стратагема 30] и ведете себя по отношению к хозяевам крайне непочтительно. Если бы мы, китайцы, прибыли к вам как гости, то не вели бы себя столь неуважительно. Я нахожу, что нынешнее происшествие служит еще одним доказательством того, что наше древняя восточная культура и духовная цивилизация далеко, ах как далеко превосходит вашу западную». Затем китаец добавил еще несколько замечаний по-немецки и по-французски, после чего с гордо поднятой головой удалился.

У иностранцев же глаза на лоб полезли от удивления. Лишь теперь до них дошло, что неприметным зрителем оказался знаменитый в ту пору Гу Хунмин (1856—1928). Родившись на Пинанге, острове у побережья Малакки (ныне Малайзии), он учился в Германии, Франции и Англии. В Эдинбургском университете он в 1877 г. получил ученую степень магистра гуманитарных наук. Он овладел несколькими европейскими языками. После своего возвращения из Европы он долгие годы был личным секретарем и доверенным лицом Чжан Чжидуна (1837—1909), в бытность того губернатором в Кантоне и Учане. После революции 1911 г. он, приверженец Конфуция и противник новой культуры, преподает в Пекинском университете. На немецком языке, среди прочих творений, были изданы его заметки «История китайского [по образцу] оксфордского движения» («Story of a Chinese Oxford Movement», 1911), переведенные Р. Вильгельмом на немецкий язык под названием «Защита Китая от европейских идей» («Chinas Verteidigung gegen westliche Ideen». Йена, 1911).

Данный случай, взятый из изданной в 1996 г. в Хайнане его биографии, был перепечатан в июньском номере за 1998 г. пекинского ежемесячника Жэньу («Персоны») под названием «Гу Хунмин, великий мудрец, прикинувшийся глупцом». Возможно, распространение подобных историй связано с усилившейся в КНР с 1996 г. со стороны государства пропагандой патриотизма, кампанией, заметим попутно, со стратагемным подходом. «Китайский ирредентистский национализм: последний трюк фокусника».

Гу Хунмин поначалу прикидывается глупым и рассеянным, чтобы затем преподать неучтивым чужеземцам запоминающийся урок. Его образ действий отмечен не только духом стратагемы 27, но в нем присутствует и стратагема 30, о которой он упоминает в своей гневной отповеди.

Дипломатическое неведение по поводу Катыни

Британская разведка еще во время Второй мировой войны узнала, что Сталин после оккупации Восточной Польши Советским Союзом уничтожил в Катыни 15 тысяч польских офицеров. Ныне обнародованные британские документы показывают, что эти сведения тем не менее скрывались. Согласно бумагам отдел британской разведки по особым операциям считал, что обнаружение катыньских захоронений в 1943 г. следует представить как пропагандистский ход немцев. В противном случае мог быть подорван союз с СССР и создаться впечатление, «что мы объединились со страной, совершающей преступления подобно немцам». Москва лишь в 1990 г. призналась, что советские карательные органы расстреляли поляков.

Ценное благо — бестолковость

«Сельское предприятие нуждалось в бухгалтере. Объявилось два соискателя. Руководитель предприятия провел с каждым из них собеседование. Один оказался человеком знающим, толковым и опытным. Другой отличался бестолковостью и нес всякий вздор. Так что и невооруженным глазом было видно, кто из них лучше. Однако управляющий остановил свой выбор на путанике. Когда приятели поинтересовались причиной, тот ответил: «Весь дебет и кредит я держу в голове. Бухгалтер же служит лишь для отвода глаз вышестоящего начальства. Разве вам не доводилось слышать поговорку: «Ценное благо — бестолковость»? Путаник всю отчетность запутает. И когда явятся из налоговой службы, они там ничего не разберут. А на неумеху и пенять нечего. Нам же тем временем будет значительно проще распоряжаться своими деньгами и улаживать свои дела».

Данный случай я взял из газеты Жэньминь жибао (Пекин, 30.03.1989, с. 5), печатного органа Центрального комитета КПК.

Расстройство желудка у Киссинджера

В ходе своей двухнедельной «ознакомительной поездки» по Азии в начале лета 1971 г. советник президента США по безопасности Генри Киссинджер сказался в Пакистане больным расстройством желудка, исчезнув из поля зрения на три дня якобы для поправки здоровья. На самом деле он в это время тайком от всего мира посетил Пекин (9.11.1971), в результате чего удалось растопить лед в отношениях между США и Китаем.

В своих воспоминаниях Генри Киссинджер подготовку тайного визита характеризует словами «газетная утка», «обман» и «отвлекающий маневр». Чжун Синчжи в своей книге Обман: уловка в человеческой жизни (Шаньси, 1992) хвалит Генри Киссинджера за его умелый обман при сокрытии своей поездки в Китай.

Немой садовник в обители монахинь

Мазетто прикидывается немым, чтобы поступить садовником в обитель монахинь. Черницы, полагая, что немой садовник их не выдаст, сходятся с ним от послушниц до настоятельницы. Но это оказывается непосильным бременем даже для Мазетто. И когда настоятельница хочет затащить того к себе в Постель, он вдруг заговаривает, жалуясь на ненасытность монахинь. Тогда «она решила уладиться со своими монахинями относительно этих дел, дабы монастырь не был опозорен Мазетто. Так как в ту пору умер их управляющий, они, открывшись друг другу в том, что все они перед тем совершали, с общего согласия и с согласия Мазетто устроили так, что соседи поверили, будто ихними молитвами и по милости святого, которому посвящен был монастырь, возвращена была речь долго немотствовавшему Мазетто, которого они сделали своим управляющим и так распределили его работу, что он мог ее переносить» [Бок-каччо. «Декамерон», день третий, новелла первая, «Мазетто из Лампореккио, прикинувшись немым, поступает садовником в обитель монахинь, которые все соревнуют сойтись с ним». Пер. с ит. Н. Любимова].

Харро фон Зенгер, "Стратагемы"

Copyright © 2007-2021   Искусство стратегии и сталкинга   Валерий Чугреев   https://chugreev.ru   vchugreev.ru