Стратегия и сталкинг. Карлос Кастанеда

Карлос Кастанеда и его наследие

Валерий Чугреев. Искусство стратегии и сталкинга. Карлос Кастанеда

Стратегия > Стратагемы > Стратагема № 11


Стратагема № 11. Сливовое дерево засыхает вместо персикового

Примеры использования (описание).

Фрагменты из книги. Зенгер Х. фон. Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать. Том 1. - М.: Изд-во Эксмо, 2004. - 512 с.

Плюс фрагменты из книги А.И. Воеводина "Стратагемы - стратегии войны, манипуляции, обмана".



Стихотворение

Формулировка стратагемы восходит к собранию народных песен и баллад, изданному "Музыкальной палатой" Юэфу, основанной ханьским императором У Ди (140-87 до н.э.). Назначением "Музыкальной палаты" было записывать литературные и народные стихи и песни. В одной из песен, имеется следующий пассаж:

Персиковое дерево растет у открытого колодца. Сливовое дерево растет рядом с персиковым деревом. Пришли насекомые и грызут корни персикового дерева. Сливовое дерево [жертвует собой, отдает свои корни насекомым и] засыхает вместо персикового дерева.


Пожар в Чанша

Во второй половине 30-х годов, когда китайцы боролись с японскими захватчиками, губернатором провинции Хунань, имевшим резиденцию Чанша, был Чжан Чжичжун (1890-1969). В тайбэйской книге о стратагемах, в главе о стратагеме "Сливовое дерево засыхает вместо персикового дерева", приводятся детали некоего происшествия из хунаньских лет Чжан Чжичжуна, не попавшие в официальные исторические труды.

После того как японцы в октябре 1938 г. захватили город Ухань (провинция Хубэй), положение Чанша, где находился Чжан Чжичжун, стало выглядеть шатким. На основании неверного толкования донесений Чжан Чжичжун решил, что японские войска уже заняли Синьцянхэ, находящийся всего в нескольких километрах от Чанша. В панике он приказал поджечь Чанша, чтобы таким образом разделаться с войсками противника, закрепившимися в Цинъе. И 12 ноября 1938 г. столица Хунани была охвачена пламенем. Пожар удалось потушить только 14 ноября; погибли более 30 000 жителей8.

Но никаких японцев и в помине не было. Более точная разведка показала, что речь в предыдущем донесении шла о находящемся в нескольких дюжинах километров от Чанша опорном пункте Синьхэ, а не Синьцянхэ.

Безрассудное сожжение Чанша возбудило всеобщее возмущение. Для Чжан Чжичжуна требовали смертной казни. Начальство начало расследование. Но Чжан Чжичжун защитился с помощью стратагемы. Он обратился к коменданту гарнизона Фэн Ти, начальнику полиции Вэнь Чжунфу и командиру группы безопасности Сю Куню: "Этот промах - наш общий. Мы не можем уйти от ответственности. Но если мы все окажемся под арестом, это будет конец. Потому лучше будет, если вы сейчас возьмете все на себя, а я отправлюсь в Центр и там приведу все в порядок. Наверняка еще можно спасти положение".

Трое подчиненных согласились. Так Чжан Чжичжун избежал ответственности. Он отправился в Чунцин, тогдашнюю столицу Китая, где, конечно, ничего не стал предпринимать, чтобы спасти своих подчиненных, а, наоборот, еще подлил масла в огонь. По его настоянию они были расстреляны, и таким образом он избавился от свидетелей своего промаха.

В этом случае три сливовых дерева были одурачены персиковым и принесены в жертву. А Чжан Чжичжун сделал впоследствии головокружительную карьеру в КНР.

В "Энциклопедическом словаре новейшей истории Китая" (Пекин, 1985) вина за пожар в Чанша и казнь троих мнимо виновных приписана гоминьдановскому правительству, которое якобы свалило все с себя на трех козлов отпущения. О Чжан Чжичжу-не сказано только, что он "также был наказан".

Нерешительный владыка

В эпоху "Сражающихся царств" (V - III вв. до н. э.) государство Хань, царь которого Сюаньхой (332-312) часто проявлял медлительность, находилось между двумя могущественными княжествами, Цинь и Чу. Царь Цинь в некоторый момент увидел в княжестве Чу соперника за гегемонию в стране. Он решил напасть на Чу. Но поперек дороги у него лежало царство Хань. Тогда он послал в Хань специалиста по заключению межгосударственных союзов Чжан И, чтобы склонить Хань к совместной войне против Чу. Царь Хань, однако, решил придерживаться нейтралитета в отношении обоих могучих соседей, Это разгневало царя Цинь, и он постановил захватить Хань. Это произошло в 317 г. до н. э. Войско Цинь, не встретив серьезного сопротивления, вторглось в Хань. В страхе и заботах призвал царь Хань своего советника Гун Чжунмина. Тот уклонился от прямых высказываний и вместо этого процитировал народную песню: "Сливовое дерево засыхает вместо персикового". Владыка Хань не понял намека. Тогда Гун Чжунмин указал на два дерева в царском саду и сказал: "Положим, маленькое дерево - персиковое, а большое - сливовое. На персиковое дерево внезапно напали насекомые. Если хочешь его спасти, единственная возможность - убедить насекомых напасть вместо персикового дерева на сливовое".

Теперь царь Хань понял план Гун Чжунмина. Угрожающее Хань несчастье должно перекинуться на Чу, и Чу послужит жертвенным агнцем за Хань. Ради этого властитель Хань послал своего советника в Цинь. Цинь должно было получить по соглашению крупный город в государстве Хань и за это заключить военный союз против Чу.

Об этом услышал царь Чу и призвал своего советника Чэнь Жэня. Тот рассмеялся и сказал: "Хань намеревается применить против нас стратагему "Засушить сливовое дерево вместо персикового". Так побьем же Хань его собственной стратагемой!"

Царь Чу оценил план своего советника. Он, с одной стороны, подготовился к военному нападению, с другой стороны, распустил слух по всем соседним государствам, что Чу откликнулось на просьбу Хань о помощи и вводит в это государство войска содействия. Затем властитель Чу отправил в Хань эмиссара, который передал его владыке много ценных подарков и предложил ему союз против Цинь. Советник Хань отверг этот план, который мог привести только к тому, чтобы Хань положило свою голову за Чу. На это посланец Чу объявил, что Чу уже собрало всю армию, и поклялся, что Чу будет сражаться вместе с Хань до победы. Нерешительный властитель Хань принял эти слова чуского посланца за чистую монету. Он отверг старый план напасть на Чу вместе с Цинь.

Царь Цинь сначала не поверил известию о союзе между Хань и Чу. Он послал в Хань и Чу переодетых купцами шпионов. Шпионы подтвердили новость. Разгневанный колебаниями владыки Хань, царь Цинь вошел в Хань еще до того, как Хань достигли войска Чу. Ханьская армия упорно сопротивлялась. Перед лицом совершенно критического положения Хань его царь отправил послов в Чу с просьбой о военной помощи. Царь Чу в точности по плану Чэнь Жэня выслал войска в направлении Хань, но только для вида, чтобы побудить Цинь овладеть Хань еще до того, как Хань нападет на Цинь вместе с войсками Чу. Властитель Чу послал гонцов в Хань с сообщением, что войска уже спешат на помощь. В действительности же он и не собирался поддерживать Хань.

Войска Хань поджидали чускую армию, но та не пришла. Ханьские войска были деморализованы. Многие воины дезертировали. И тут Цинь повело генеральное наступление на Хань. Главные силы Хань потерпели поражение, и оно стало вассальным государством Цинь. После победы Цинь над Хань владыка Чу испугался нападения циньских войск. Но его советник Чэнь Жэнь полагал, что это напрасное беспокойство. Сливовое дерево уже было срублено, и тем самым существование персикового дерева было окончательно обеспечено.

Советники властителя Цинь настаивали на походе против Чу. Но властитель Цинь был против. Война против Хань принесла определенные потери, войска Чу были хорошо подготовлены и в покое ожидали усталого противника. Поэтому владыка Цинь увел свою армию назад. Таким образом, стратагема Чэнь Жэня увенчалась полным успехом. Хань было принесено в жертву и тем упрочило безопасность Чу.

Конские бега военачальника Тянь Цзи

В эпоху "Сражающихся царств" военачальник Тянь Цзи часто бился об заклад с князем государства Ци, делая крупные ставки на скачках. Скачки в те времена состояли из трех заездов трех различных лошадей из одной конюшни. Тянь Цзи регулярно проигрывал.

Однажды за ним проследовал Сунь Бинь, ученик Сунь-цзы. автора много раз уже упоминавшегося древнейшего военного трактата в мире. Сунь Бинь знал, что лошади Тянь Цзи уступают лошадям царского дома. Но и лошади Тянь Цзи, и лошади царского дома делились на три категории: хороших, средних и плохих.

Когда вновь начались скачки с тремя последовательными заездами на трех различных лошадях, Сунь Бинь посоветовал Тянь Цзи, чтобы тот сначала выставил плохую лошадь против хорошей лошади царского дома, хорошую лошадь против средней царской лошади и, наконец, среднюю лошадь против плохой царской лошади.

Тянь Цзи последовал этому совету и в результате один раз потерпел поражение - своей слабой лошади против хорошей царской, но два раза победил - с помощью своей хорошей лошади против средней царской и средней лошади против плохой царской - и выиграл соревнования.

В данном случае "засушить сливовое дерево вместо персикового" означает на скачках пожертвовать своей плохой лошадью против лучшей лошади противника (сливовым деревом), чтобы лучшая и средняя лошади (персиковые деревья) выиграли скачки. Кроме того, может идти речь о частичной жертве в качестве цены за общий выигрыш. Если бы Тянь Цзи со своими в целом более плохими лошадьми ставил на полную победу и выставил свою наилучшую лошадь против лучшей лошади противника, среднюю против средней и плохую против плохой, то он, напротив, потерпел бы полное поражение.

План битвы военачальника Тянь Цзи

В военном деле Сунь Бинь применил стратагему "Пожертвовать сливовым деревом вместо персикового" после избавления государства Чжао путем окружения столицы государства Вэй (см. 2.1). Окружив столицу Вэй, Сунь Бинь вынудил войска Вэй снять осаду Чжао и быстро двигаться на родину. Вэйские войска шли тремя колоннами, левой, средней и правой. Левая колонна была самая сильная, следующей была средняя, а правая - самая слабая.

Тянь Цзи, военачальник циской армии, уже хотел применить изученный на скачках метод и разделил свое войско на три части, сильную, среднюю и слабую, после чего намеревался пустить слабую часть войска против сильной колонны противника, сильную - против средней, а среднюю - против слабой.

Но Сунь Бинь объяснил, что сейчас не идет речь о том, чтобы победить в отношении два к одному, а о том, чтобы уничтожить как можно больше врагов, победив войско Вэй. Он предложил бросить слабый отряд против сильной колонны противника, а средними частями напасть на среднюю колонну противника. Таким образом создавался отрезок фронта с вражеским превосходством и отрезок фронта с равными силами. Однако таким образом Сунь Бинь ставил обе эти части войска под угрозу. Одновременно он предлагал молниеносное наступление сильной части войска на слабую колонну противника, с тем чтобы, одержав легкую победу, двинуться на помощь средней части войска и вместе расправиться со средней колонной противника. Затем сильная и средняя части войска объединяются со слабой, чтобы вместе победить сильную колонну противника. Таким образом оказался достигнут абсолютный перевес, обеспечивший циской армии победу в битве под Гуйлинем.

Расчеты танского императора

Как сообщает Фань Вэньлань в своем "Кратком курсе китайской истории" (Пекин, 1978), подобной же тактикой воспользовался и император Тай-цзун (627 - 649). В гражданской войне, предшествовавшей основанию династии Тан (618 -9 07), он приобрел богатый опыт и мог с первого взгляда улавливать сильные и слабые места военного формирования противника. Часто он посылал слабые части своего войска против сильных вражеских частей, а сильные части своего войска - против слабых вражеских частей. Под давлением сильного вражеского отряда слабая часть войска несколько отходила назад, а сильная часть прорывалась сквозь фронт слабой части противника. После этого сильная часть поворачивала и нападала сзади на сильную часть противника, которая в это время теснила слабую часть. В результате взятые в клещи вражеские воины почти полностью истреблялись.

В качестве сливового дерева, которое приносится в жертву, здесь выступает слабая часть войска танского императора Тай-цзуна . Спасенное персиковое дерево воплощает его в конечном счете победоносная армия.

Победа Красной армии на Днепре

Осенью 1943 г. во время битвы на Днепре две ударные группы 381-го стрелкового батальона пересекли реку к северу от Киева. После того как обе ударные группы заняли опорный пункт на другом берегу, их обнаружили немцы, разгадавшие советский план и собравшие вместе большое количество танков для контрнаступления. Советское командование молниеносно разобралось в новой боевой ситуации. С одной стороны, оно приказало обеим Ударным группам, переправившимся через Днепр, не щадя жизни оборонять захваченный плацдарм и оказывать немцам упорное сопротивление, чтобы поддержать противника в заблуждении, что основные советские силы находятся на этом участке, и таким образом локализовать там немецкие войска.

С другой стороны, главные силы 381-го стрелкового батальона были переформированы, включены в 38-ю наступавшую армию и откомандированы на новый участок, находившийся к югу от Киева. В то время как обе ударные группы были практически полностью уничтожены, советское командование без особенных трудностей организовало переправу через Днепр в этом другом месте и в результате получило более двадцати опорных пунктов на другом берегу. Как показывает этот пример, извлеченный из пекинской книги о стратагемах (1987), здесь неблагоприятные обстоятельства вынудили советскую сторону к применению Стратагемы № 11. Обе советские ударные группы представляют собой пожертвованное сливовое дерево, а спасенное персиковое дерево - это одерживающая наконец победу в данном эпизоде Советская армия.

Чудесное оружие слабейшего

Что касается интерпретации Стратагемы № 11, представленной в последних примерах, китайские книги о стратагемах дают следующие объяснения.

Соотношение сил на войне принадлежит к факторам, которые могут быть объективно и в большой степени математически оценены. Оно создает предпосылку для победы той или иной стороны. Но при использовании этих преимуществ или недостатков во время реальных военных действий наряду с объективным фактором существенную роль играет субъективный.

К ведению боя с помощью объективных факторов (вооружение, технология, информация и т. д.) добавляется еще ведение боя посредством субъективных факторов (оценка ситуации, бдительность, быстрота реакции и т. п.). Благодаря правильному применению субъективных факторов собственные недостатки, обусловленные объективными факторами, можно обратить в преимущества.

Решающую роль в победе или поражении играет оценка сильных и слабых мест у себя и противника. Она может дать в руки чудесное оружие, с помощью которого в целом более слабый может победить в целом более сильного. Это чудесное оружие - Стратагема №11. Она применяется, когда проигрыш неизбежен: тогда следует пожертвовать малой частью ради превосходства в целом. Сформулированное Ван Цзисинем извлечение из "Десяти тайных правил игры го" гласит:

Иди на маленькую потерю территории, если она сулит тебе большое приобретение территории.

Игра го тысячелетиями пользовалась успехом в Китае и проникла оттуда в Японию. В этой игре оба игрока стараются занять черными и белыми камешками как можно больше места на игральной доске.

Таким образом, в этой игре внимание концентрируется на решающей битве, даже при опасности оказаться слабее во второстепенных схватках или потерпеть несколько частичных поражений. Такое отношение лежит в рамках того китайского воззрения, что имеет значение не победа в каждом отдельном противостоянии, но лишь победа в целом. Стратагема № 11 поможет, согласившись на частные потери, избежать общих и в конце одержать полную победу.

Капиталистические договоры с пролетарской государственной властью

Преимущества, достигнутые с помощью сознательной военной жертвы, переносятся, естественно, и в область дипломатии. Так. мотив жертвы звучит в следующих фразах из комментария кантонской "Наньфан жибао" за июль 1979 г. об экономическом открытии Китая для зарубежных стран:

"Чтобы в недалеком времени перестроить Китай в современное сильное социалистическое государство, мы должны заплатить определенную цену "за учение" [= "сливовое дерево"]. Но с точки зрения виднеющегося вдали будущего позволить зарубежным инвесторам получить определенную прибыль стоит".

Что касается мотива сознательной жертвы в экономической области, здесь легко найти точки соприкосновения с Лениным. Пекинская газета "Гуанмин жибао" в августе 1978 г. цитировала, независимо от официального начала курса "политики открытых дверей" (декабрь 1978 г.), следующие его строки:

"Если мы хотим товарообмена с заграницей - а мы его хотим, мы понимаем его необходимость, - наш основной интерес - возможно скорее получить из капиталистических стран те средства производства (паровозы машины, электрические аппараты), без которых восстановить нашу промышленность сколь-нибудь серьезно мы не сможем, а иногда и совсем не сможем, за недоступностью иметь для наших фабрик нужные машины. Надо подкупить капитализм сугубой прибылью [по китайской стратагеме = "сливовым деревом"]. Он получит лишнюю прибыль - бог с ней, с этой лишней прибылью, - мы [по китайской стратагеме = "персиковое дерево"] получим то основное, при помощи чего мы укрепимся, станем окончательно на ноги и экономически его победим".

(Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 42. С. 110)

"Без оборудования его [восстановления хозяйства], без машин из капиталистических стран сделать этого скоро нельзя. И не жалко при этом лишней прибыли для капиталистов [= "сливовое дерево"], - лишь бы добиться [= "персиковому дереву"] этого восстановления".

(Там же. С. 136-137)

"Еще более это относится к концессиям: не производя никакой национализации, рабочее государство отдает в аренду определенные рудники, лесные участки, нефтяные промыслы иностранным капиталистам [= "сливовые деревья"], чтобы получить от них добавочное оборудование и машины, позволяющие нам [= "персиковому дереву"] ускорить восстановление советской крупной промышленности",

(Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 8)

"...Мы должны сказать, что о продаже России капиталистам нет и речи, что речь идет о концессиях, причем каждый договор о концессиях обусловлен определенным сроком, определенным соглашением и обставлен всеми гарантиями, которые тщательно продуманы".

(Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 42. С. 136)

"Концессионер - это капиталист. Он ведет дело капиталистически, ради прибыли, он соглашается на договор с пролетарской властью ради получения экстренной прибыли, сверх обычной или ради получения сырья, которое иначе достать ему невозможно или крайне трудно [= "сливовые деревья"]. Советская власть [= "персиковые деревья"] получает выгоду в виде развития производительных сил, увеличения количества продуктов немедленно или в кратчайший срок".

(Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 43. С. 223)

"Политика открытых дверей" с ее расширением торговли с Западом казалась многим западным наблюдателям, по крайней мере сначала, чуть ли не распродажей Китая. Доброжелательные зарубежные круги испугались, что Китай может вновь потерять независимость, полученную такой дорогой ценой. Однако нельзя ли посмотреть на расцветающие все более пышным цветом китайские экономические контакты с Западом с точки зрения Стратагемы № 11? Жертвой - сливовым деревом, отданным на съедение насекомым, - здесь являются небольшая, строго рассчитанная часть китайской самостоятельности, некоторые концессии и связи с заграницей. С ее помощью получен значительно больший выигрыш - спасенное персиковое дерево: недостижимая без западной помощи модернизация Китая. Жертва в конце концов оказывается фиктивной, так как полученная прибыль явно перевешивает убытки.

Стратагема сознательных, насколько это возможно, ограниченных жертв, разумеется, влияет и на тактику китайской стороны при заключении каждого отдельного договора. Невольно вспоминается изречение Конфуция:

"Без терпимости в малом не выполнить великих планов".

Заметим, что это "малое", по отношению к которому проявляется терпимость, мало лишь с точки зрения большого Китая, но, может быть, не так уж мало для его западных партнеров.

Низменная повседневность

При взгляде на "низменную повседневность" издатель гонконгской книги о стратагемах выдает следующее рассуждение о Стратагеме № 1:

"Многие преступники работают с подставными лицами, чтобы самим скрываться на заднем плане, плести свою паутину и при неудаче пожертвовать головами этих лиц".

Отучается также часто, что "начальник сваливает на подчиненного собственный промах или ошибку, чтобы спасти свою шкуру, или же, наоборот, подчиненный берет на себя грехи начальника, чтобы спасти его".

Пример такой жертвы подчиненного находим еще у древнекитайского философа Мо-цзы:

"Когда в древности мудрецы на службе у царей совершали что-либо выдающееся, они обращали это на пользу владык, так что все, что было замечательно и прекрасно, связывалось с личностью господина, а вся клевета и досада - с личностью слуги. Итак, необремененность и покой приходились на долю властителя, заботы же и печали были уделом министра".

Харро фон Зенгер, "Стратагемы"


Шашки

В классических описаниях обычно в жертву добровольно приносит себя друг, брат или отец. В жизни чаще правитель жертвует подчиненными или ресурсами для достижения стратегического или тактического успеха. Самый простой пример - шашки. Отдаешь одну свою, рубишь три шашки противника и выходишь в дамки.

Разведка боем

Стандартный военный прием - разведка боем. Проводится показательная атака на позиции противника. Цель - раскрыть и зафиксировать расположение огневых средств врага.

Сразу известно, что атака успехом не увенчается, значительное число атакующих будет убито или ранено. Но за счет разведки боем выявляются огневые точки врага. Перед настоящей атакой они будут подавлены артиллерией или авиацией.

Подобный пример - десанты на штабы или стратегические объекты противника. Шансов выжить после выполнения задания - ничтожно мало. Вернуться, не выполнив задание, тоже нельзя. Если диверсант возвращается, не выполнив задания, его расстреливают. Это обычная практика, закрепленная соответствующими нормативными документами и приказами.

Фронтовой госпиталь

Фронтовой госпиталь. Массовое поступление раненых во время наступления. Первый этап - сортировка. В палату (на поляну) для умирающих направляются те раненые, оперировать которых в данных условиях нецелесообразно. Возможно, они имели бы шансы на операцию и жизнь, если бы были свободные хирурги. Но хирургов не хватает. Поэтому кто-то должен взять на себя ответственность и отказать раненому в шансе на жизнь.

Примечание. Если раненый - высокопоставленный офицер, его, вероятно, будут оперировать в любом случае.

Ключ к секретным немецким шифрам

Англия. Вторая мировая война. Англичане получили ключ к секретным немецким шифрам. Эта возможность дает значительные стратегические преимущества. Но из одной шифровки становится известно о предстоящей бомбардировке английского населенного пункта. Что делать? Если принять меры к отражению налета, станет ясно, что англичане имеют доступ к зашифрованной немецкой переписке и коды будут сменены, если ничего не предпринимать - погибнут люди.

Решение принято - ничего не предпринимать для сохранения канала поступления информации.

Высадка на остров Крит

Весной 1941 года немецкое командование столкнулось с проблемой оккупации острова Крит. Без взятия Крита было невозможно установление контроля над восточным Средиземноморьем. На острове могли быть размещены бомбардировщики союзников, что делало досягаемым румынские нефтеперерабатывающие комплексы в Плоешти, которые являлись основными производителями горючего для немецкой армии.

Высадка морского десанта была невозможной, на море господствовал английский флот. Вблизи острова находились четыре линкора, девять крейсеров, более двадцати эсминцев, другие корабли. На Крите находилось тридцать две тысячи англичан и австралийцев, одиннадцать тысяч греков, артиллерия, несколько легких танков. Выброска десанта в таких условиях казалась самоубийственной. Обе стороны реально представляли себе, во что обойдутся потери стороны, решившейся на выброску воздушного десанта. Но захват Крита являлся стратегической задачей, и Гитлер решил пожертвовать ради нее своими элитными подразделениями. Союзное командование знало о начале подготовки воздушно-десантной операции.

25 апреля 1941 года приказ о начале операции по захвату Крита был отдан. 20 мая, после нанесения интенсивного удара по местам предстоящей высадки, на Крит было сброшено около десяти тысяч немецких парашютистов.

В течение первых суток положение десанта стало критическим, около трех тысяч человек оказались убитыми в первый же день. Многие были расстреляны еще в воздухе или погибали до того, как могли пробиться к контейнерам с оружием. Некоторые подразделения были уничтожены почти полностью. Первый парашютный полк десантировался в районе аэродрома Гераликон. Две роты, высадившиеся на западной окраине аэродрома, были истреблены практически целиком, в живых остались пять человек, которые бросились в море и ушли вплавь для соединения с действующими группами.

После первого дня боев у нападавших были на исходе боеприпасы, многие подразделения были рассеяны и действовали мелкими группами. Английское командование в ночь на 21 мая могло полностью уничтожить немецкий десант. Но ничего не сделало.

Для немцев оставался единственный вариант - обеспечить возможность доставки подкрепления путем захвата посадочных полос. Главные бои разгорелись вокруг аэродрома в Малеме. В бой был введен последний резерв из 550 парашютистов, который стремительно высадился в районе аэродрома.

Взлетную полосу удалось захватить, но она полностью простреливалась войсками союзников. У немцев оставалась одна самоубийственная возможность - сажать свои самолеты на обстреливаемую взлетную полосу.

Вскоре парашютисты, ведущие бой по периметру аэродрома, увидели первые группы подлетающих Юнкерсов-53 с горными стрелками. Получив множество попаданий еще в воздухе, самолеты падали, не долетев до взлетной полосы, врезались в горящие самолеты. Многие находившиеся в самолетах стрелки расстреливались защитниками еще в салонах или не успевали выпрыгнуть из горящих машин. В несколько секунд аэродром был превращен в кладбище летательных аппаратов.

Но прибывшее подкрепление решило исход всей операции. Вскоре немцы захватили бухту Суда, которую стали использовать для приема транспортных гидропланов.

23 мая английский флот, потеряв с начала операции более тридцати судов, ушел в Александрию. В этот же день на Крит успешно высадился шеститысячный морской десант итальянских войск. 28 мая началась эвакуация измотанных и деморализованных войск союзников в Египет. Союзники эвакуировались, оставив на острове более восемнадцати тысяч убитых, раненых и пленных.

Цена, которую немецкое командование заплатило за захват Крита, - около четырех тысяч элитных военнослужащих было убито, из оставшихся в живых более 40% ранено. Из 500 военно-транспортных самолетов, принимавших участие в операции, в строю осталось 185, утрачено 80 юнкерсов. Потери оказались столь тяжелыми, что Гитлер запретил в дальнейшем проведение крупномасштабных десантных операций.

Камикадзе

Дальше всех в реализации данной стратагемы при проведении боевых действий продвинулась Япония.

В составе ее вооруженных сил официально действовали отряды смертников-камикадзе. "Камикадзе" - название священного ветра, который Богиня Аматэрасу послала на монголо-татарский флот, когда, в тринадцатом веке, он приближался к Японии.

Священный ветер вызвал бурю. Флот по большей части утонул, находящиеся на нем татаро-монгольские воины и китайские копейщики погибли.

Применение камикадзе вытекало из национальных японских традиций. Самолеты для камикадзе не требовали особых полетных качеств, значительного моторесурса и надежности. Использовались устаревшие модели или строились минимально затратные летательные аппараты, не рассчитанные на долгую эксплуатацию.

Будущий летчик - смертник проходил ускоренные курсы, в ходе которых отрабатывал взлет и управление самолетом. Отрабатывать посадку ему не требовалось, поскольку самолет являлся управляемым снарядом, который должен был врезаться во вражеский корабль и нанести ему повреждения.

В ходе второй мировой войны летчики-смертники камикадзе утопили 45 и повредили около 300 кораблей Военно-морского флота США.

Советские летчики

Данная стратагема находилась на вооружении Советской Армии в ходе холодной войны. При оценке возможности нанесения удара с воздуха по удаленным объектам, предельная дальность действия авиации высчитывается исходя из того расстояния, которое самолет должен пролететь как в сторону цели, так и обратного пути.

Но советские летчики должны были наносить удары, в том числе по стратегическим объектам вероятного противника, находящимся за пределами официально учитываемой дальности действия их самолетов. То есть самолет имел такой запас дальности полета, при котором после нанесения удара по объекту противника в его глубоком тылу на обратный путь у самолета заведомо не хватало горючего. По существу, радиус действия самолета увеличивался в два раза, а то и больше (при дозаправке в воздухе или использовании дополнительных топливных баков), но летчик был обречен на гибель.

В некоторых случаях поражение вражеского объекта было гораздо приоритетнее потери самолета, а в ВВС СССР служили русские летчики, не уступающие по своему национальному и боевому духу японским камикадзе. Только отношение к своим героям у Японии и России совершенно разное.

Друзья, соратники, коллеги

Существуют более банальные варианты использования стратагемы. Достаточно широко известны случаи, когда заинтересованные лица во имя корысти, карьеры или из-за страха "сдают" (приносят в жертву) своих старых друзей, соратников, коллег.

А.И. Воеводин, "Стратагемы - стратегии войны, манипуляции, обмана"


Валерий Чугреев 25.07.2011 16:54
Еще пример: "Счастливая девочка".

[Ответить]

Оставить комментарий

Ваше имя:

Сайт: (не обязательно)

Введите символы: *
captcha
Обновить

Copyright © 2007-2016   Искусство стратегии и сталкинга   Валерий Чугреев   http://chugreev.ru   vchugreev.ru