Стратегия и сталкинг. Карлос Кастанеда

Карлос Кастанеда и его наследие

Валерий Чугреев. Искусство стратегии и сталкинга. Карлос Кастанеда

Стратегия > Стратагемы > Стратагема № 25


Стратагема № 25. Выкрасть балки и подменить колонны, не передвигая дома

Примеры использования (описание).

Фрагменты из книги: Зенгер Х. фон. Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать. Том 2. - М.: Изд-во Эксмо, 2004.



Стратагема перелицовки

Как устоявшаяся архитектурная мера перепланировка, разумеется, представляет собой не стратагему, а вполне обыденное дело. «Слово «перелицовка», давно вошедшее в обиход, некогда вызывавшее споры, ныне стало приевшимся понятием». Эти строки написал мне 2.09.1998 г. один профессор истории зодчества и искусства Федеративной политехнической школы Цюриха. И все же строительная перепланировка, как она представляется своим критикам, выказывает заметное сходство со стратагемой 25, с той существенной оговоркой, что сама стратагема приложима ко многим случаям жизни, будь то разборка автомашины на запчасти или перепрофилирование фирмы. Даже манипулирование информацией продажными журналистами китайцы обозначают посредством стратагемы 25 (Газета особого района Шэньчжэнь [Шэньчжэнь тэцюй бао], 29.10.1994).

«Балки» и «колонны» в выражении для стратагемы 25 выступают образами немногих, но важнейших составных частей того или иного предмета. Например, под ними могут подразумеваться «существо», «содержание» или «сущность» некой вещи. «Сущность — это свойство, отличающее одну вещь от другой. Стоит тайком изменить сущность (суть) вещи или подменить ее, и первоначальной вещи уже нет. Даже при всем ее сходстве с подлинником в действительности перед нами нечто совершенное иное. «Тайная, подспудная подмена сущности и представляет собой наиболее полное выражение стратагемы 25, — пишет исследователь стратагем Юй Сюэбинь. — Форма — это то, что бросается в глаза, тогда как содержание не столь явно выступает наружу, — развивает он далее свою мысль. — Такое положение и позволяет тайком подменить содержание вещи. Ведь изменение содержания при сохранении внешней формы обычно распознать бывает нелегко, хотя подмена внутренних определяющих составных частей той или иной вещи со временем сказывается на ней решительным образом».

В военном отношении «балки» и «колонны» означают главные силы противника. Стоит удалить из дома балки и столбы, и он рухнет. Стоит убрать из войска его костяк, и оно развалится. Военное применение стратагемы 25 нацелено на то, чтобы, к примеру, постоянной сменой дислокации собственных сил или обманным маневром вынудить противника так отодвинуть свой костяк, чтобы все войско утратило устойчивость, рассыпавшись на несколько обособленных более слабых частей. Это соответствует правилу «расколоть ряды противника». Самим же тем временем собрать свои силы в кулак и обрушиться на раздробленные вражеские части. Таким способом при удобном случае можно невыгоду общего положения обратить в многочисленные отдельные выгоды, а в итоге выиграть и в стратегическом отношении.

Стратагема 25 привлекается и для проникновения в чужую страну. В Афганистане, как пишет исследователь стратагем Ли Бинъянь, с середины 50-х гг., используя любые лазейки, стал утверждать свое присутствие Советский Союз. После захвата власти Мухаммадом Тараки (апрель 1978 г.) Советский Союз направил туда свыше 6000 советников и специалистов, обеспечивая шаг за шагом управление армией, партийными и правительственными органами. Наряду с этим Советский Союз разворачивает бурную разведывательную деятельность, удаляя с ключевых постов враждебные элементы и заменяя их просоветски настроенными. После того как удалось сменить балки и опоры афганской армии, Советский Союз 27 декабря 1979 г. открыто вторгся в Афганистан, захватив его единым махом.

Далее. Стратагема 25 может найти применение и внутри военных или гражданских союзов или блоков, а также после [экономического, политического] слияния, в том смысле, что нерешительного союзника ловко, не дав ему опомниться, лишают главной силы (например, в виде основных воинских соединений, кадров и т. д.) и препровождают в свои ряды. Наглядные свидетельства этому, вероятно, мог бы дать предпринятый с позиции стратагемы 25 анализ поведения НАТО и, соответственно, США в отношении к своим союзникам. США умело проводят в жизнь стратагему 25, ловкой иммиграционной политикой приманивая специалистов со всего света. Посредством «такого повсеместного изымания талантов» (Мартин Килиан (Kilian). «Честолюбивые и бессердечные». Велътвохе. Цюрих, 26.03.1998, с. 7) США усиливаются, тогда как другие страны ослабляются.

Уступая противнику на поле боя, можно незаметно от него укрепить собственные силы пополнением союзных войск, так что преимущество уже окажется на вашей стороне. В этом случае происходит замена у себя балок и столбов.

Одна из разновидностей стратагемы 25 состоит в том, что незаметно подменяется не только содержимое вещи, но вся она целиком, то есть настоящее меняется на поддельное, добротное на некачественное, важное на незначительное и т. д. Подмена должна так походить на подлинник, чтобы жертва стратагемы приняла подделку за настоящее, плохое за добротное или второстепенное за первостепенное. Когда же обман раскрывается, бывает уже поздно. Крайне грубым выражением использования стратагемы 25 в этом отношении может служить подделка упаковки или ярлыка, и часто в таких случаях китайцы говорят: «торговать собачатиной, прицепив [на тушку] овечью голову» («гуа янтоу, май гоужоу»). Вот пример, который приводит исследователь стратагем Юй Сюэбинь. Одна местная фабрика в провинции Цзилинь расфасовывала низкосортное удобрение в мешки с надписью уважаемого государственного химического предприятия. Внешний вид мешков и надпись говорили о высококачественной продукции, хотя в действительности там скрывался второсортный товар.

В идейных спорах стратагема 25 преимущественно используется для того, чтобы из всякой идеи (понятия, высказывания, меры, действия и т. д.) безотносительно к истинному содержанию выхватить ту ее часть, которую можно использовать в рамках обоснования собственного взгляда, например, оспаривая доводы противника, вкладывать в них собственное содержание. Такой образ действий зачастую сводится к скрытой подмене сути разбираемой идеи.

Втирать очки

В Средние века вместо U писали букву V. И случалось, особенно при записи долга, что римскую цифру V, означавшую «пять», исправляли на цифру X, т. е. «десять», увеличивая тем самым чей-то долг. Сегодня выражение «втирать очки» означает «грубое надувательство», на которое по-прежнему попадаются люди.

Сходным со средневековым приемом приписки удалось прийти к власти и императору Юнчжэну (родовое имя Инъ-чжэнь). Смерть Канси, отца Иньчжэня, как пишут Герберт Франке и Рольф Трауцеттель, «покрыта мраком» (Das chinesische Kaiserreich («Китайская империя»). Франкфурт-на-Майне, 1968, с. 286). Юнчжэн «добился императорского трона кознями», сообщается в [энциклопедическом словаре] Цихай 1978 года издания. Подробности заговора неизвестны. Ниже дается версия, сообщаемая одной гонконгской книгой о стратагемах в главе, посвященной стратагеме 25.

После Канси осталось пятнадцать взрослых сыновей. Инь-чжэнь был четвертым. В юности он слыл бездельником, предававшимся вину и плотским утехам. Отец не мог переносить его присутствия, поэтому тот пропадал вне дома, собрав вокруг себя шайку удальцов. Достигнув преклонных лет, Канси все еще не определился с престолонаследием. И лишь находясь на смертном одре, он начертал на бумаге три иероглифа: [«ши сань цзы»,] «четырнадцатый сын». Тем временем Юнчжэн вернулся в Пекин, где он жил со своими приспешниками во Дворце Вечного Спокойствия. Он проник в тайное хранилище и, выкрав императорский указ, превратил первую цифру «10» в знак порядкового числительного «ди». И теперь на бумаге красовалось: [«ди сы цзы»] «четвертый сын». Затем он повелел своим воинам закрыть доступ в дворец, где лежал умирающий император, а сам отправился к больному отцу. Тот, чуя приближение смерти, стал звать к себе придворных, но никто не пришел. Открыв глаза, император увидел лишь сына Иньчжэня, одиноко стоящего у его постели. Тут император понял, что этот бездельник отрезал его от внешнего мира. Вне себя от гнева он запустил в него буддийскими четками и испустил дух. Тотчас Иньчжэнь призвал всех министров и зачитал указ о наследнике. Придворные, не подозревая о подделке, признали его новым императором.

Европа без европейских ценностей

«Даже приняв сравнительно умеренный характер, иммиграция изменит этнический состав населения Европы» (Томас Кес-сельринг (Kesselring). «Демографическое будущее Европы» — запретная зона». Новая цюрихская газета, 25—26.07.1998, с. 70). «...если бы гораздо больше иностранцев через получение гражданства становились немцами, Германия тогда бы существовала как «многокультурная» Германия. Однако здесь, как дает понять [демограф из Билефельда, земля Северный Рейн-Вестфалия, Хервиг] Бирг (Birg), Хервиг (род. 1939), немецкий демограф, возникает вопрос о сохранении Германии как «культурной нации». Насколько сильной окажется в будущем ее способность к ассимиляции? При существующей демографической ситуации поставленными на карту не только в Германии, но и во всей Европы оказываются некоторые ценности, укорененные в западнохристианской гуманистической традиции: уважение к личности в силовом поле свободы, терпимости, справедливости и товарищества» (Изольда Пич (Pietsch). «Демографы бьют тревогу». Новая цюрихская газета, 25—26.07.1998, с. 70). «...Страх перед вымиранием европейцев имеет под собой не только биологическую, но и культурную подоплеку» («Игра с нулевой суммой?» Новая цюрихская газета, 25—26.07.1998, с. 69).

Согласно данным утверждениям, если они, конечно, верны, для того, чтобы из Европы исчезли некоторые ценности и были заменены другими, например, исламскими или восточноазиат-скими, требуется лишь исподволь и настойчиво проводить в жизнь демографическую политику в духе стратагемы 25.

Просить официанта бросить заказанную рыбу на пол

«Однажды, обедая в ресторане, я стал свидетелем примечательного события. Кто-то из посетителей попросил приготовить живую рыбу. Официант выловил рыбу из бассейна и показал ее посетителю. Тот попросил его бросить рыбу на пол. Официант исполнил, что от него требовали. Он бросил рыбу на пол. Затем поднял ее и исчез вместе с ней на кухне.

Как я потом выяснил, в некоторых заведениях посетителям предлагают живую рыбу лишь для того, чтобы, удалившись с ней на кухню, бросить ее обратно в воду. А вместо предъявленной посетителю рыбы готовят блюдо из задохнувшейся, несвежей рыбы. Зная об этом, посетитель своей просьбой бросить рыбу на пол предохраняет себя от обмана. Раз рыба ударилась об пол и доведена до полусмерти, ничего не остается, как незамедлительно препроводить ее на сковороду. «Выкрасть балки и заменить колонны становится невозможным, — отмечает, приводя стратагему 25, Ли Цзинъян на литературной страничке газеты Жэньминь жибао, печатного органа Центрального Комитета Коммунистической партии Китая (Пекин, 26.05.1998, с. 12), и продолжает: — Не знаю, стало ли подобное поведение посетителей общепринятым, но, похоже, это не была пришедшая на ум посетителю выдумка.

Изобретение упомянутым посетителем «приема против обмана» на основе собственного опыта», как выражается обозреватель Жэньминь жибао, «со всей очевидностью показывает, что живую рыбу тайком меняют на снулую. Невольно я подумал о тех жареных утках, что мне довелось отведать в ресторанах. Всякий раз перед посетителями появляется важный повар в высоком колпаке, показывая тому утку, которую сейчас приготовит. Затем он удаляется на кухню и занимается разделкой и готовкой. Спустя некоторое время он появляется снова с возлежащей на ослепительно белом блюде грудой мяса. Но вот чье оно, той ли самой утки? Этого нам не узнать! В театре или в опере легко видно, что всякий, выходящий на сцену, переодевался за сценой. Но при виде разделанной рыбы и утки установить подмену невозможно».

В этом ироническом замечании описано, похоже, имеющее место использование стратагемы 25 в китайском ресторане конца XX в. для обмана посетителей. Такого рода использованию стратагемы посетитель препятствует, прибегая к помощи другой уловки, а именно стратагемы 19. Дурное обращение с рыбой по просьбе самого посетителя с большой долей вероятности обеспечит попадание этой рыбы к нему на стол.

Билл Клинтон и его сомнительная «половая связь» с Моникой Левински

Знатоком риторической подмены балок и колонн был Сократ. Он вводил некое слово или фразу с определенным значением, чтобы затем, получив требуемое высказывание, незаметно подменить словоупотребление таким образом, чтобы данное высказывание предстало противоречивым или бессмысленным либо обрело совершенно иной смысл. Поэтому не все были друзьями Сократа, ведь перелицовка слов не всегда приветствуется. Даже западная пресса в этой связи порой вспоминает о Конфуции, предупреждавшем, что упадок порядка начинается со смешения понятий. Здесь идет речь о «подмене понятий», «смешении понятий», «фальсификации терминологии» и о «злостном передергивании» («Сказка о «неолиберализме». Новая цюрихская газета, 11 — 12.1998, с. 21), об «отравлении языка» (Бильд. Гамбург, 6.07.1990, с. 2) или о «злоупотреблении языком» (Эрнст Цинцера (Cincera), Deutsch nach Marx: ein kleines Handbuch uber dit missbrauchte Sprache («Немецкий по Марксу: небольшое пособие по злоупотреблению языком»). Лугано, 1983).

«Юридическое истолкование зачастую предстает попыткой перехитрить законодателя», — сказал в разговоре со мной Клаудио Солива (Soliva), экстраординарный профессор истории права и частного права Цюрихского университета. Хотя сам текст остается неизменным, меняют его содержание новым истолкованием буквы закона. Замена балок и столбов в таком случае обсуждается открыто, взвешиваются все «за» и «против». Новые условия делают неизбежной такую замену прежде всего в тех случаях, когда затруднительно или не позволяет время пересмотреть нужные статьи закона. Вовсе не обязательно, что старые добротные балки и столбы подменяют трухлявыми. Это могут быть новые, даже, пожалуй, еще лучшие балки и столбы. Тем самым сохраняется действующий закон и вместе с тем с соблюдением закона удается совладать с возникшей новой ситуацией. В стратагемном отношении подобное приспособление закона через его истолкование с этической точки зрения предстает стратагемой услужения, а с исполнительской, как правило, не стратагемой обмана, а стратагемой извлечения выгоды. Используется «иллюзорный мир слов» (Людвиг Амманн (Ammann): Tages-Anzeiger. Цюрих, 15.09.1998, с. 63), т. е. их многозначность.

«В редчайших случаях законодатель изъявляет желание точных формулировок», — поведал мне Эдвард Э. Отт (Ott), автор книги Juristische Dialektik («Юридическая диалектика») (2-е изд. Базель, 1995). Значительно чаще законодатель сознательно выбирает многозначные слова из-за страха, как бы точные формулировки не разбудили спящую собаку. А впрочем, у всякого слова весьма неопределенная область употребления. Лишь немногие выражения обеспечивают такую твердую основу, как «излюбленные слова римских первосвященников: «ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь» [Мф., 16:18]» (Шпигель. Гамбург, № 2, 1998, с. 132).

Разгоревшийся в США в 1998 г. на глазах всей общественности связанный с истолкованием и перелицовкой спор вращался вокруг вопроса, равносилен ли секс без прямого проникновения, например, оральный секс, «половой связи» [согласно одному из юридических определений «сексуальными отношениями» называются такие отношения, которые ведут к зачатию]. Билл Клинтон отрицал «неподобающую связь» со стажеркой Белого дома Моникой Левински. С его точки зрения, собственно половое сношение являлось несущей балкой затронутого выражения, но не по мнению его критиков, обвинявших Клинтона в «казуистике» (Новая цюрихская газета, 16.09.1998, с. 3). Обхождение Клинтона с выражением «половая связь» рассматривалось его противниками как использование стратагемы 25 в качестве уловки бегства. И, очевидно, чтобы пресечь уловку Клинтона, палата представителей США 11 сентября 1998 г. постановила выложить в Интернете [455-страничный] отчет [государственного обвинителя по делу Моники Левински Кенетта] Старра со всеми интимными подробностями.

Американская ворожба над числами

Уже в самом названии, а затем и в тексте своего комментария Гу Пин упрекает американский еженедельник Ньюсуик (Newsweek) в «краже балок и замене столбов», проделанных в статье «The Neighbors are Restless» («Беспокойные соседи», 17.07.1995, с. 20 и след.). При вычислении доли затрат китайцев на вооружение во всеобщем валовом продукте Ньюсуик исходил из крайне завышенной оценки в 5,4%. Согласно китайским данным, эта доля в 1994 г. составляла 1,3% (отдел печати при Госсовете КНР: «Контроль за вооружением и разоружение в Китае». Пекинское обозрение. Пекин, № 48, 28.11.1995, с. 18). Для соседних стран Ньюсуик устанавливает эту же величину в пределах от 1,6% до 3,6% (см.: The Balance of Power, там же, с. 22). Но затем Ньюсуик, сообщая китайские данные, меняет методику расчета. Величина валового китайского продукта дается согласно обменному курсу, а величина затрат на вооружение — согласно реальной покупной способности китайской денежной единицы. Тем самым Ньюсуик умудрился четырехкратно увеличить китайские затраты на вооружение. Пойти на такую подтасовку Ньюсуик побудило желание подкрепить утверждение о «китайской угрозе» (Жэньминь жибао. Пекин, 28.07.1995, с. 7).

Харро фон Зенгер, "Стратагемы"



Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Сайт: (не обязательно)

Введите символы: *
captcha
Обновить

Copyright © 2007-2017   Искусство стратегии и сталкинга   Валерий Чугреев   http://chugreev.ru   vchugreev.ru