Стратегия и сталкинг. Карлос Кастанеда

Карлос Кастанеда и его наследие

Валерий Чугреев. Искусство стратегии и сталкинга. Карлос Кастанеда

Стратегия > Стратагемы > Стратагема № 32


Стратагема № 32. Стратагема открытых городских ворот

Примеры использования (описание).

Фрагменты из книги: Зенгер Х. фон. Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать. Том 1, 2. - М.: Изд-во Эксмо, 2004.

А также фрагменты из книги А.И. Воеводина "Стратагемы - стратегии войны, манипуляции, обмана".



Открытые ворота

Советник Кун Мин, прозванный также Чжугэ Ляном, был послан с 5000 солдат в Сичэн, чтобы перевезти находившиеся там припасы в Ханьчжун. Там к нему вдруг начали прибывать один за другим более десятка гонцов, скакавших во весь опор. Они сообщили, что вражеский военачальник Сыма И из государства Вэй вступает в Сичэн с подобным осеннему рою войском в 150 000 человек. К этому времени при советнике Кун Мине не было уже ни одного военачальника, лишь штаб из штатских чиновников. Из 5000 солдат половина уже отбыла из Сичэна вместе с припасами. В городе оставалось не более 2500 солдат. Когда чиновники услышали это известие, лица их побледнели от ужаса. Советник Кун Мин поднялся на городскую стену и обозрел окрестности. И вправду, у горизонта небо было закрыто клубами пыли. Огромное войско вражеского военачальника Сыма И приближалось. Советник Кун Мин приказал:

- Снимите и спрячьте флаги и знамена с городской стены! Каждый воин пусть находится на своем посту! Сохраняйте тишину; ослушник, подавший голос, будет обезглавлен. Все четверо городских ворот распахнуть настежь! Пусть у каждых ворот подметают улицу двадцать солдат, переодетых горожанами. Когда подойдет войско Сыма И, пусть никто не действует самовольно. У меня есть для этого случая стратагема [цзи].

Затем Кун Мин накинул плащ из журавлиных перьев, надел коническую шелковую шапку и отправился на городскую стену в сопровождении двух оруженосцев, захватив с собой цитру с гнутой декой, и там уселся прямо на парапет одной из наблюдательных башен. Возжегши курение, он начал играть на цитре.

Между тем разведчики авангарда генерала Сыма И достигли городской стены и увидели все это. Никто из разведчиков не решился пройти дальше. Спешно вернулись они к Сыма И и сообщили об увиденном. Сыма И недоверчиво рассмеялся. Затем он приказал войскам остановиться. Сам он поехал вперед на быстрой лошади, чтобы издали посмотреть на город. И впрямь, там он увидел советника Кун Мина, который сидел на сторожевой башне городской стены с радостной улыбкой на лице и играл на цитре с гнутой декой среди дымков от курящихся благовоний. Слева от него стоял оруженосец, который обеими руками держал драгоценный меч, справа - оруженосец с волосяным опахалом.

В проходе городских ворот и перед ними виднелось около двадцати простолюдинов, которые с опущенными головами невозмутимо подметали дорогу. Когда Сыма И разглядел все это, он пришел в сильное смущение. Он вернулся к своему войску, приказал авангарду и арьергарду поменяться местами и повернул на север, в направлении лежащих там гор. Его второй сын, Сыма Чжао, по дороге проговорил:

- Наверняка у Чжугэ Ляна не было воинов, потому он и разыграл эту сцену. Отец, почему вы отвели войско?

Сыма И отвечал:

- Чжугэ Лян известен своей предусмотрительностью и осторожностью. Еще никогда он не предпринимал ничего рискованного. Сегодня ворота города были широко открыты. Это определенно указывает на подвох. Если бы мои войска вступили в город, они, конечно, пали бы жертвой стратагемы. Предпочтительно было побыстрее отступить.

И все войско Сыма И ушло. Кун Мин увидел, как вражеские отряды исчезают вдали. Он рассмеялся и захлопал в ладоши. Все чиновники, бывшие с ним, были озадачены. Они спросили Кун Мина:

- Сыма И - знаменитый военачальник государства Вэй. Сегодня он привел сюда 150 000 отборных воинов, увидел вас, советника Шу-Хань, и поспешно отступил. По какой причине?

Кун Мин отвечал:

- Этот человек исходил из того, что я стараюсь вести себя предусмотрительно и осторожно и никогда не рискую. Увидев такую картину, он решил, что у меня множество воинов сидит в засаде. Поэтому он отступил. Вообще меня смущают отчаянные предприятия, но сегодня я искал спасения в таких действиях, так как не имел выбора.

Все чиновники в изумлении склонили головы и воскликнули:

- Стратагему советника не удалось бы разгадать даже привидению! Если бы не он, мы должны были бы просто сдать город и спасаться бегством!

Кун Мин сказал:

- У меня ведь было только 2500 воинов. Если бы мы оставили город и бежали, конечно, далеко бы мы не ушли. Сыма И взял бы нас в плен.

В позднейшие времена было написано стихотворение, восхвалявшее это деяние:

"Цитра с гнутой декой, украшенная нефритом, длиною в три фута победила отборное войско, когда Чжугэ Лян в Сичэне повернул врагов вспять. Поныне местные жители показывают это место. Там 150 000 человек повернули коней".

Неудачный повтор

В брошюре Избранное для домашнего чтения четырехклассников начальной школы (Пекин, 1983) под заголовком «Стратагема пустого города» помещена следующая история: «Один человек был просто помешан на романе Троецарствие. Однажды в его деревню приехала оперная труппа. Она должна была исполнять Стратагему пустого города. Страстный поклонник Троецарствия хотел во что бы то ни стало попасть на представление. Но кто будет охранять его дом? Не дай бог заявится вор — и пиши пропало все его добро. Он ходил по дому и думал. Вдруг он хлопнул себя по лбу: «Вот это мысль. Почему бы мне просто не воспользоваться уловкой Чжугэ Ляна!» Он открыл настежь входные двери, сверху повесил светильник с зажженной свечой, после чего отправился на представление. Итак, он решил воспользоваться стратагемой пустого города.

Вернувшись домой, он придирчиво осмотрел дом. Все было на месте, даже иголка не пропала. Тогда он стал нахваливать Чжугэ Ляна: «Что за чудо человек!», а его уважение к нему возросло еще больше.

Через некоторое время в деревне состоялось очередное оперное представление. Страстный поклонник Троецарствия вновь зажег светильник, укрепив его над открытыми настежь дверьми. Он опять решил прибегнуть к стратагеме пустого города, отправляясь на спектакль.

Однако, возвратившись домой на этот раз, он обнаружил, что в нем побывал вор. Были унесены даже входные двери. Тут селянин зарыдал, весь свой гнев обратив на Чжугэ Ляна. Он взял со стола Троецарствие и вычеркнул все упоминания о Чжугэ Ляне; не успокоившись на этом, он стал вырезать их ножом. Как раз в ту пору, когда он, ругая на чем свет стоит Чжугэ Ляна, выскабливал его имя со страниц книги, за этим занятием застал его проходивший мимо начитанный в Троецарствии уличный рассказчик. На вопрос, что случилось, поклонник Троецарствия поведал, как его обокрали. Рассказчик чуть не упал со смеху: «И откуда ты взял, что Чжугэ Лян глупец? Глупец как раз ты!» — «Почему?» — «Просмотри-ка еще раз Троецарствие. Ежели отыщешь место, где Чжугэ Лян дважды прибегал к стратагеме пустого города, я возмещу тебе все убытки от кражи».

Поклоннику Троецарствия нечего было возразить».

Японское искусство уловок

В период сёгуната в начале эпохи Эдо Токугава Иэясу отвоевал у Имагавы Удзидзанэ провинцию Тотоми. Затем он расширил свои владения от [города] Окадзаки в [провинции] Микава до [призамкового города] Хамамацу в Тотоми, из-за чего стал на пути военного правителя Такэды Сингэна, тоже желавшего расширить сферу своего влияния.

В 1571 г. Такэда Сингэн выступил против своих соперников. На следующий год он был близок к завоеванию Хамамацу. Такэда Сингэн считался выдающимся знатоком военного дела. Он хорошо знал Военное искусство Сунь-цзы и брал эту книгу с собой постоянно в походы. Его воины были закалены в битвах и имели богатый боевой опыт. В распоряжении же Токугавы Иэясу было всего 8 тысяч человек. Три тысячи всадников, призванных им из тыла, еще не подошли. Поэтому он не мог противостоять противнику, и ему пришлось отступать в крепость Хамамацу. Такэда Сингэн следовал за ним по пятам, полагая, что без труда возьмет Хамамацу.

Однако, приблизившись к крепости, он увидел распахнутые настежь ворота. В крепости горели во множестве светильники, но людей не было видно. Такэде тотчас подумалось, что противник прибег к стратагеме пустого города, и он решил немедленно войти в город. Но тут ему, человеку сведущему в военном деле, пришло в голову, что Токугава Иэясу наверняка предвидел: он, Такэда Сингэн, разгадает уловку с пустым городом. Откуда тогда у Токугавы Иэясу взялась смелость прибегнуть к стратагеме пустого города? Подобные мысли побудили Такэду к осторожности. Он приказал войску расположиться вокруг крепости. А между тем к Токугаве Иэясу подоспели три тысячи всадников. Такэда Сингэн посчитал, что попал в засаду. И тогда он вообще отказался идти на Хамамацу. Землю уже сковал мороз, наступили холода. Такэда Сингэн простудился и умер.

В статье под названием «Стратагема пустого города в японской истории» об этом случае поведали весной 1990 г. некоторые китайские газеты.

Что кажется полным, считать пустым

После поражения в битве у Красной скалы Цао Цао с небольшим отрядом всадников бежал. «Цао Цао мчался без оглядки. Многие военачальники были ранены. Преследователи постепенно отстали. «Господин чэн-сян, — окликнули его воины, — куда нам ехать? Перед нами две дороги...» «Какая ближайшая?» — спросил Цао Цао. «Большая дорога ровная, но длиннее на пятьдесят ли, а малая, ведущая через Хуаюн, коррче, но труднопроходима, на ней много ям и рытвин». Цао Цао послал людей обозреть окрестность. Те вскоре вернулись и доложили ему, что со стороны малой горной дороги в нескольких местах виднеется дым, а на большой дороге незаметно никаких признаков движения.

«Мы поедем по малой дороге, ведущей в Хуаюн», — заключил Цао Цао. «Господин чэн-сян, но ведь там дым! — возразили военачальники. — А значит, и войска врага!» «Разве вы забыли, в «Законах войны» сказано: «Там, где кажется пусто, пусть будет полно, а там, где кажется полно, пусть будет пусто («сюй цзэ ши чжи, ши цзэ сюй чжи»), — произнес Цао Цао. — Чжугэ Лян хитер! Он не хочет, чтобы наши войска пошли по горной дороге, и приказал зажечь там огонь. Засада на большой дороге! Я в этом уверен и на его уловку не пойду!» «О, господин чэн-сян, вы так проницательны, что никто не может с вами равняться!» — хором воскликнули восхищенные военачальники.

Войско двинулось по дороге в Хуаюн. Люди и кони падали от голода и истощения. Раненые и обожженные воины шли с трудом, опираясь на палки. Все промокли до нитки под дождем. Самочувствие у всех было прескверное. Знамена и оружие находились в полнейшем беспорядке. Многое было брошено на Илинской дороге, где их в первый раз настигли преследователи. Воинам приходилось ехать на неоседланных конях. Кроме того, стояли жестокие зимние холода, увеличивавшие страдания людей... Дорога проходила по краям пропасти над нависшими скалами. Многие воины срывались и падали в бездну. На дороге слышались непрерывные стоны и крики...

Наконец ущелье осталось позади. Дорога стала ровнее. Цао Цао оглянулся — за ним следовало всего лишь сотни три всадников. Вид у них был жалкий. Среди них не нашлось бы ни одного, у кого оружие и одежда были в полном порядке. Проехали еще несколько ли. Вдруг Цао Цао поднял плеть и опять рассмеялся. «Чему вы смеетесь, господин чэн-сян?» — спросили военачальники. «Все толкуют об уме и хитрости Чжоу Юя и Чжугэ Ляна, а я думаю, что они все-таки бездарны! — ответил Цао Цао. — Что стоило здесь устроить засаду: человек пятьсот — и мы очутились бы в плену!» He успел он это произнести, как раздался треск хлопушек, пятьсот воинов с мечами преградили путь беглецам. Во главе их был Гуань Юй на коне... Цао Цао от испуга едва удержался в седле» [«Троецарствие», гл. 50: Ло Гуаньчжун. Троецарствие. Пер. В. Панасюка].

Исследователь стратагем Юй Сюэбинь пишет об этом представленном в Троецарствии событии, что Чжугэ Ляп на горной дороге «представил полное полным», иначе говоря, указал на устроенную засаду клубами дыма, а на большой дороге «представил пустое пустым», иначе говоря, дал понять, что там не таится никакой засады. Это как раз и сбило с толку Цао Цао, приведя его к обратным выводам, и в итоге он не отважился выбрать действительно безопасную дорогу, а решил идти по той, которую посчитал надежной. Несомненно, Чжугэ Лян блеснул здесь изощренностью в проведении стратагемы пустого города, т.е. пустой большой дороги.

450 газетных слов срывают наступление

В октябре 1948 г., на исходе гражданской войны в Китае, генерал Фу Цзои, назначенный гоминьдановским правительством главнокомандующим на севере Китая, задумал вернуть захваченный коммунистами город Шицзячжуан. К тому времени из Шицзячжуана войска коммунистов были почти полностью выведены. В этом положении командование вооруженных сил коммунистов воспользовалось стратагемой пустого города, использовав исключительно слова. Оно распространило в печати состоявшее всего из 450 знаков сообщение, в котором разоблачался план нападения гоминьдановцев и подчеркивалась готовность армии и народной милиции в Шицзячжуане дать отпор, так что штурм Фу Цзои обречен на неудачу.

Это сообщение обескуражило Фу Цзоиня. Оказалось, что его планы известны неприятелю, готовому отразить его удар. И он отменяет наступление, даже не начав его. Заимствованное из газеты Народно-освободительная армия за 11.11.1983 г. описание победы коммунистов без оружия пекинская газета Литературная сводка от 25.11.1983 поместила под названием «Ловко использованная председателем Мао стратагема пустого города».

Харро фон Зенгер, "Стратагемы"


Подготовка к захвату Сицилии

Одной из самых удачных и значимых специальных операций Второй мировой войны была операция Управления разведки английского Адмиралтейства, которой было присвоено кодовое название "Минсмит" (в буквальном переводе — "начинка").

Именно в этой операции был реализован принцип данной стратагемы: "сделать ложное настоящим, а настоящее ложным".

Союзным войскам требовалось захватить Сицилию. Пока Сицилия находилась в руках немцев, они контролировали все Средиземное море, без захвата Сицилии невозможно начинать боевые действия в Италии.

Как добиться того, чтобы немцы посчитали, что не Сицилия, а другой объект станет первой целью операции союзных войск? Было решено дезинформировать противника. Для этого предполагалось сделать так, чтобы в руки противника попали документы, раскрывающее планы союзников.

Должна быть создана следующая картина: в море находят труп штабного офицера и содержащееся при нем письмо.

Офицер летел на самолете из Англии в Африку, самолет был сбит. Офицер попал в море в спасательном жилете и умер. Из письма, находящегося при офицере следует, что подготовка наступления на Сицилию является отвлекающим маневром.

Была проведена колоссальная подготовительная работа. У патологоанатома было выяснено, каким типичным признакам должен отвечать труп человека, погибшего при авиакатастрофе и попавший в море. Естественно, предполагалось, что труп будет тщательно исследован врачами противника.

Затем стал вопрос о конкретном теле. Тело было найдено. Но без согласия родственников, учитывая английскую щепетильность, использовать его было невозможно. Решили проблемы с родственниками. Из трех возможных вариантов транспортировки тела: корабль, гидросамолет и подводная лодка, выбор был сделан в пользу подводной лодки.

Одна из главных задач — составление письма. Было решено, что письмо напишет генерал Арчибальд Най, заместитель начальника генерального штаба, командующему армией в Тунисе генералу Александеру.

Арчибальд Най писал письмо лично. Из письма следовало, что комитет штабов одобрил вопрос об использовании Сицилии в качестве отвлекающего объекта в ходе операции "Бримстен" (название ложной операции против немецкой армии в Южной Франции).

Действительный удар будет нанесен в Сардинии и в восточной части Средиземного моря с высадкой войск в Греции.

Для погибшего офицера составили легенду. Для этого подняли реальные списки офицеров военно-морских сил, нашли распространенную фамилию Мартин, добавили к ней распространенное имя Уильям. Затем майор Мартин Уильям задним числом был зачислен на службу в штаб морских десантных операций. Для Мартина была подобрана бывшая в употреблении военная форма, с нее срезаны разные бирки прачечных, затем в одной прачечной вновь пришиты бирки, но теперь все одинаковые.

В карманы майора Мартина были положены: удостоверение, частные письма, приглашение в ночной офицерский клуб Лондона, корешки двух театральных билетов. Кроме того, два письма от его возлюбленной и ее фотография, подлинный счет за обручальное кольцо, письмо из банка о том, что счет не может быть оплачен, поскольку кредит майора в банке оказался исчерпан.

Все это время тело майора находилось в холодильнике.

19 апреля 1943 года подводная лодка "Сераф" с телом майора вышла в море.

Только через десять дней, пройдя весь маршрут в подводном положении, субмарина вышла в заданную точку. Портфель на металлической цепочке был пристегнут к поясу, на тело надет спасательный жилет, и операция вступила в решающую фазу.

После войны из архивов немецкой разведки было выяснено, что тело своевременно обнаружили, осмотрели и передали немецкой разведке. Немецкая разведка подтвердила подлинность документов, найденных при майоре. Главный штаб согласился с выводами разведки.

Когда Дениц вернулся из Италии и сообщил Гитлеру, что, по мнению Муссолини, союзники нанесут удар по Сицилии, Гитлер не согласился. По мнению Гитлера все, в том числе обнаруженные в море документы, свидетельствовало о том, что противник нанесет удар по Сардинии и Пелопоннесу.

Даже через две недели после высадки союзных войск на Сицилии Гитлер верил в то, что это ложный удар и направил генерала Роммеля командовать войсками, сосредоточенными в Греции. Откуда его затем отозвали и поставили во главе Итальянской войсковой группировки.

В результате проведения операции Минсмит немцы сосредоточили свои войска в Греции, провели работы по укреплению побережья, поставили минные заграждения, развернули береговые батареи. Перебросили в Грецию танковую дивизию.

Значительные средства из Сицилии были переброшены на Сардинию и Корсику. Когда стало очевидным, что именно Сицилия является основным объектом нанесения удара, исправить ошибку было невозможно.

Во вред себе

Стратагема открытых ворот иногда применяется неосознанно, во вред себе.

Существует закономерность, согласно которой непонятное часто воспринимается с подозрением, ассоциируется с опасностью или ненадежностью.

Торговцы фруктами решили увеличить свою прибыль за счет повышения скорости оборота продукции и снизили цены на яблоки. Яблоки перестали покупать почти совсем. Покупатель, не искушенный в тонкостях торговли, видел, что на одних прилавках цена яблок 30 рублей, на других — 25.

Почему? Непонятно. Вероятно, более дешевые яблоки — менее качественные. Низкая цена — ловушка. А кому нужны некачественные товары? Тогда при прежней низкой цене, на прилавке появились поясняющие надписи. "Предпраздничная скидка — 20%". Покупателям, которые выясняли причину скидки, объясняли, что хозяин прилавка ветеран войны, пользуется налоговыми льготами и может продавать дешевле. После того, как причины снижения цены стали ясны, за яблоками встала очередь.

Те же причины могут вызвать уменьшение спроса при продажах сложно технических изделий. Снижение цены может возбудить подозрение потенциальных покупателей в том, что новая модель менее надежна, менее технологична, либо содержит другие скрытые недостатки. Поэтому необходимо заранее проработать все варианты подачи информации таким образом, чтобы у покупателя создалось впечатление, что он покупает дорогую модель, но имеет персональные скидки, либо утверждалось, что скидки носят временный характер.

Существует еще одна значимая причина. Высокая цена товара может ассоциироваться с высоким социальным статусом покупателя и владельца. В этом случае следует еще более осторожно подходить к вопросу формирования ценовой политики.

А.И. Воеводин, "Стратагемы - стратегии войны, манипуляции, обмана"


Ирина 10.04.2011 16:51
Здравствуйте!
Очень познавательная информация. Спасибо. Получается, что Кутузов, приказав оставить Москву, тоже воспользовался стратагемой пустого города? Сам догадался или о древних китайцах знал? Как думаете?

[Ответить]
дмитрий93 13.07.2014 14:05
У всех народов своё военное искусство.

[Ответить]
Никита Кривошапко 25.08.2014 17:44
Кутузов скорей использовал Стратагему 28. Заманить на крышу и убрать лестницу

[Ответить]
Илья 19.09.2015 15:39
Полное представил полным Чжугэ Лян, тем самым дал понять иногда простата мышления лучше противостоит уловкам. Вольно задумаешься вообще нужны ли стратагемы?

[Ответить]

Оставить комментарий

Ваше имя:

Сайт: (не обязательно)

Введите символы: *
captcha
Обновить

Copyright © 2007-2017   Искусство стратегии и сталкинга   Валерий Чугреев   http://chugreev.ru   vchugreev.ru