Стратегия и сталкинг. Карлос Кастанеда

Карлос Кастанеда и его наследие

Валерий Чугреев. Искусство стратегии и сталкинга. Карлос Кастанеда

Стратегия > Сунь-цзы > Доктрина Сунь-цзы - I, 9


Доктрина Сунь-цзы

I: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, II: 1, 2

9

Как уже было сказано, Сунь-цзы всегда остается верен своему основному убеждению: лучше одерживать победу не воюя, чем воюя. "Тот, кто умеет вести войну, покоряет чужую армию не сражаясь; берет чужие крепости не осаждая; сокрушает чужое государство не держа своего войска долго. Он обязательно сохраняет все в целости и этим оспаривает власть в Поднебесной" (III, 3). Возможно ли это? Сунь-цзы убежден, что возможно, и указывает, каким способом такая победа достигается: "Можно, не притупляя оружия, иметь выгоду: это и есть правило стратегического нападения" (III, 3)*.

*Употребляем здесь слово "стратегический" в широком его значении, охватывающем все элементы подготовки и ведения войны - политические, экономические и специально военные. В данном случае разумеется все, кроме непосредственно боевых действий.

Сунь-цзы не развивает специально этого правила. Очевидно, он считает это понятным из всех его рассуждений. В самой общей формулировке оно сводится к следующему: нужно поставить противника в такое положение, при котором он увидел бы, что борьба бесполезна и что ему остается только одно - капитулировать. Сунь-цзы полагает, что, если полководец владеет стратегическим искусством, т. е. понимает в совершенстве процесс изменений и превращений на войне и умеет им распоряжаться, в этом нет ничего невозможного.

Стратегическое нападение состоит из умелого действия той категорией, о которой была речь выше: формой.

Форма, как было объяснено выше, - это общее состояние армии, ее потенциальная мощь. Она представляет собой производное от "полноты" и "пустоты"; она зависит от соотношения сильных и слабых сторон. Поэтому оперирование формой есть, по сути дела, оперирование сильными и слабыми сторонами. Сунь-цзы требует, чтобы эта форма была нераспознаваемой для противника, т. е. чтобы от него были скрыты все мои потенции. "Поэтому предел в придании своему войску формы - это достигнуть того, чтобы этой формы не было", - говорит Сунь-цзы. "Когда формы нет, даже глубоко проникший лазутчик не сможет что-либо подглядеть, даже мудрец не сможет о чем-либо судить" (VI, 12). Следовательно, моя истинная форма должна быть от противника скрыта; ему должна быть видима только та форма, кото-рую я хочу ему показать. И тогда эта демонстрируемая ему моя форма становится орудием в моих руках, орудием стратегического - в широком смысле этого слова - нападения.

Сунь-цзы считает, что перевес сил, особенно когда он достигает определенных размеров, имеет решающее значение. Если обладать десятикратным превосходством в силах, следует только произвести окружение противника, и он должен будет капитулировать (III, 4). Это есть пример победы без сражения. Но можно достигнуть того же результата и оперируя "формой": "Если я покажу противнику какую-либо форму, а сам этой формы не буду иметь, я сохраню цельность, а противник разделится на части. Сохраняя цельность, я буду составлять единицу; разделившись на части, противник будет составлять десять. Тогда я своими десятью нападу на его единицу... У того, кто умеет массой ударить на немногих, таких, кто с ним сражается, мало, и их легко победить" (VI, 7). Смысл этого маневра понятен: будучи равным противнику по силам, можно добиться десятикратного превосходства над ним, заставив его разделиться на десять частей; сделать же это можно, показав ему (конечно, ложно) нужную форму, т. е. такое свое состояние, которое заставило бы его это разделение произвести. Сунь-цзы уверен в безошибочном действии этого маневра; надо только уметь показать нужную форму. "Когда тот, кто умеет заставить противника двигаться, показывает ему форму, противник обязательно идет за ним" (V, 10). Управлять действиями про-тивника в этом смысле, т. е. с тем чтобы поставить его в положение неизбежной капитуляции, можно; для этого есть различные средства. "Когда противнику что-либо дают, он обязательно берет; выгодой за-ставляют его двигаться, а встречают его неожиданностью" (V, 10).

Последние слова бросают свет на другое орудие, стратегического нападения: действие выгодой и вредом. Выгода и вред, как было объяснено выше являются двойной целью каждой воюющей стороны. Цель всех действий каждой стороны - добиться выгоды для себя, вреда для противника Поэтому управлять действиями противника так, чтобы он попал в положение, из которого нет другого выхода, кроме капитуляции можно, воздействуя на него выгодой, вернее - приманкой ложной или временной выгоды. Создавая же угрозу ему, ставя ему препятствия, т.е., по терминологии Сунь-цзы, действуя "вредом", также можно привести его в такое положение. "Уметь заставить противника самого прийти - это значит заманить его выгодой; уметь не дать противнику пройти - это значит сдержать его вредом" (VI, 2).

Орудиями стратегической борьбы могут быть и такие действия, как наступление и оборона. Сунь-цзы говорит, что, комбинируя наступление и оборону, нужно добиваться того, чтобы противник не знал, где он будет со мной сражаться; "а раз он этого не знает, у него много мест, где он должен быть наготове. Если же таких мест, где он должен быть наготове, много, тех, кто со мной сражается, мало. Поэтому, если он будет наготове спереди, у него будет мало сил сзади; если он будет наготове сзади, у него будет мало сил спереди; если он будет наготове слева, у него будет мало сил справа; если он будет наготове справа, у него будет мало сил слева. Не может не быть мало сил у того, у кого нет места, где он должен быть наготове. Мало сил у того, кто должен быть всюду наготове, много сил у того, кто вынуждает другого быть всюду наготове* (VI, 8). Когда же получается такое соотношение сил, как это выражено в последних словах, по мнению Сунь-цзы, признающего в известной стратегической обстановке перевес в силах решающим фактором победы, результат, т. е. почти верная капитуляция противника, обеспечен. Таким образом, все основные понятия стратегии, не только полнота и пустота, но и выгода и вред, наступление и оборона, могут в руках искусного полководца послужить орудием стратегического наступления, т. е. орудием достижения почти бескровной победы.

Однако Сунь-цзы хорошо понимает, что далеко не всегда можно добиться желаемого результата только такими средствами. Надо полагать, что опыт истории и в его время с наглядностью свидетельствовал, что добиваются победы главным образом именно ведя бой поэтому он столь же много, вернее - гораздо больше, говорит и о действительной войне, о ведении военных действий.

Назад | Далее...

Николай Конрад

I: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, II: 1, 2



Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Сайт: (не обязательно)

Введите символы: *
captcha
Обновить

Copyright © 2007-2019   Искусство стратегии и сталкинга   Валерий Чугреев   http://chugreev.ru   vchugreev.ru